Марат, его команда и еще 59 000 «козлов» Избранное

19.09.2018 13:27
shadow

«Новая газета»

Марат Хуснуллин. Фото «Ъ»

 

Дата-отдел «Новой газеты» проанализировал, где и с кем работали 59 тысяч чиновников. Мы нашли команды должностных лиц, которые вместе переходят с одного места работы на другое, а заодно отдают государственные контракты на миллиарды рублей своим знакомым, землякам и бывшим коллегам.

 

Миграции чиновников мы отслеживали по базе данных «Декларатор», где собраны сведения о доходах и имуществе российских госслужащих. Яркие примеры их массовых перемещений обнаружились на самых разных уровнях — как на федеральном, так и городском.

Инструмент для выявления чиновничьих команд мы разработали совместно с центром «Трансперенси Интернешнл — Р». Теперь на странице должностного лица в «Деклараторе» можно увидеть, с кем именно и где он прежде работал.

Как мы искали?

Созданный нами код позволяет проанализировать, когда и где работали тысячи чиновников, собранных в базе «Декларатор», и выявить устойчивые группы должностных лиц, которые мигрировали сообща. Мы взяли за основу самые крупные группы и нашли остальных членов команд, читая их официальные биографии на сайтах ведомств. Так определились те, кто придерживается президентского принципа «своих не бросаем». В силу этого принципа чиновники получают гарантированные должности, могут резко подняться по карьерной лестнице или распределить миллиардные госконтракты между своими людьми.

Командный дух

Долго занимая государственный пост, чиновники нередко формируются в команду вокруг начальника. И эта команда не рассыпается, даже когда руководитель меняет работу: его коллеги и подчиненные тянутся вслед за ним. Такие массовые миграции не всегда означают коррупцию и даже могут вызвать одобрение у окружающих: что плохого, если человек пришел с группой проверенных людей, которые смогут работать без притирки и разногласий? Но эта логика не всегда верна.

Устраиваясь на работу, во многих случаях чиновники должны проходить конкурсный отбор, чтобы место получил самый достойный, а не просто хороший знакомый руководителя. Так положено по закону. Если личные отношения с кандидатом становятся важнее уровня его профессионализма, это можно считать конфликтом интересов. А такие конфликты чиновники обязаны предотвращать в рамках борьбы с коррупцией.

Но тут закон «О противодействии коррупции» оставляет лазейку. Что такое «конфликт интересов», там сказано довольно расплывчато. И совместная работа в прошлом тут может и не учитываться. А если должность не подразумевает конкурсного отбора, чиновник вправе и вовсе не тратить время на поиски лучшего кандидата, остановившись на своих знакомых или бывших коллегах.

Путешествие из Казани в Москву

В 2014 году, отвечая на вопрос The Village о своей казанской команде в Москве, вице-мэр и глава московского строительного комплекса Марат Хуснуллин сказал, что действительно пригласил тех, кого считал профессионалами, но «на самом деле, их не так много — больше разговоров». Разговоры начались после того, как в 2010 году Хуснуллин, который девять лет отработал министром строительства Республики Татарстан, стал руководителем московского Департамента городского строительства. И вслед за ним в столицу переместились не только чиновники, но и бизнесмены.

Особо подчеркнем, что речь не идет о национальности должностных лиц и предпринимателей. А о командах, в которые входят самые разные люди.


0zeml--35460560-329847392087547805928473529834798569875904395897432564234

 

Мы обнаружили 46 земляков Хуснуллина, которые с 2011 года заняли руководящие посты (директора, заместители и начальники отделов) в 45 госучреждениях московского Стройкомплекса, подконтрольных ему ведомств и дочерних структур. Еще шесть его земляков трудоустроились в столичные департаменты финансов и городского имущества. Больше половины из них (28 из 52) можно назвать «командой Хуснуллина»: это его коллеги по работе в Татарстане или те, с кем он взаимодействовал как министр строительства республики.

К седьмому году работы Хуснуллина в Москве миграция земляков пошла дальше: у его знакомых были свои команды, они тоже мигрировали вслед за своими руководителями и образовали группы поменьше.

Как перемещались некоторые земляки

Директором государственного бюджетного учреждения «Мосстройинформ», которое отвечает за информационное обеспечение городского строительства, с 2015 года работает бывший коллега Хуснуллина по «Татэнерго» Фарит Фазылзянов (в прошлом — министр информатизации и связи Татарстана).

Один из отделов «Мосстройинформа» возглавляет Евгения Левкина, дочь руководителя Департамента градостроительной политики города Москвы Сергея Левкина, в ведомстве которого находится это бюджетное учреждение. Хуснуллин сам пригласил Левкина в свою команду, руководствуясь совместным опытом строительства особой экономической зоны «Алабуга».

Еще двумя управлениями «Мосстройинформа» руководят бывшие коллеги по министерству образования и науки Татарстана Ильмира Галиаскар и Асель Сарсенбаева. Всего в Департаменте градостроительной политики и подведомственных ему организациях четыре человека из первоначальной команды Хуснуллина и еще пять человек — «мигранты» следующих волн.

В 2011 году в московском Стройкомплексе председателем «Москомстройинвеста» стал Константин Тимофеев. Раньше он был директором московского филиала банка «Ак Барс» из Татарстана, в одной из структур которого в прошлом работал Хуснуллин. Через год начальник юридического отдела филиала «Ак Барса» Екатерина Храмова стала заместителем Тимофеева в «Москомстройинвесте».

Еще два члена команды — бывший начальник отдела министерства финансов Татарстана Павел Дудулин и бывший гендиректор АО «Таткоммунпромкомплект» Евгений Шмагин. Первый сейчас — исполнительный директор «Мосинжпроекта». Второй возглавляет госучреждение «Научно-исследовательский аналитический центр», который занимается ценообразованием в проектировании и строительстве.

Тимофеев работал с Дудулиным в «Ак Барсе», а до этого — в казанском ИнтехБанке, где в совете директоров заседал Шмагин.

Миграция и госконтракты

Массовая миграция земляков сказалась на распределении государственных денег и географическом происхождении подрядчиков.

За перемещением чиновников из Татарстана последовал бизнес. Учреждения, куда перебрались земляки Хуснуллина, занимаются по большей части распределением крупных госконтрактов. И привычка сотрудников Стройкомплекса работать с земляками, распространилась на выбор тех, кто выполняет работы.

Мы решили посчитать, какую долю контрактов госучреждений, подведомственных землякам Хуснуллина (Стройкомплекс, департаменты финансов и городского имущества Москвы), получили компании из Татарстана с 2011 года. Получилось, что татарстанские организации-подрядчики лидируют по сумме полученных в Москве госконтрактов. Впереди них, что закономерно, — только московские, областные и петербургские подрядчики. А вот компании из Омской области, например, отстают от татарстанских больше, чем в два раза. По количеству же госконтрактов подрядчики из Татарстана опережают даже питерцев.

piterc-2394823984798237846387543259837429572983475732985689347573487560284375086475463456432content 22

Среди подрядчиков есть и те московские фирмы, что связаны с предпринимателями из Татарстана. Если сложить все это, за семь лет работы Хуснуллина в Москве его земляки получили госконтрактов на полтриллиона рублей.

В эту сумму мы не включили сотни миллиардов, освоенных на строительстве метро, так как формально Департамент транспорта, распределяющий самые крупные контракты в этой сфере, не находится под контролем руководителя Стройкомплекса, там мы не обнаружили его земляков. Но, как известно, знакомые Хуснуллину бизнесмены все же получали контракты на строительство столичного метро. С учетом этих денег, сумма бюджетных средств, «прошедших» через его земляков, превышает триллион рублей.

Друзья «Лужников»

Спортивной ареной «Лужники» с 2013 по 2017 год руководил бизнесмен-строитель из Татарстана Марат Хафизов. В это время среди подрядчиков «Лужников» появились компании близких знакомых Хафизова.

Больше миллиарда рублей на проектирование и строительство футбольных полей в Москве достались компании «СтройЭкоРесурс». Если добавить другие госконтракты этой компании, полученные от предприятий Стройкомплекса, будет почти 6 млрд рублей. Компания принадлежит давнему другу Хафизова со времен жизни в Набережных Челнах — Ренату Хабибуллину. Кстати, оба они — фанаты ФК «Зенит», вместе ходили на спортивные матчи, а в 2011 году Хабибуллин купил у Хафизова компанию «Ивиа-групп».

hafhab-35460560-329847392087547805928473529834798569875904395897432564234

Марат Хафизов и Ренат Хабибуллин

У подрядчика «Лужников» — компании «ПИ-Центр» — контрактов на 364 млн рублей (и на миллиард рублей вместе с другими контрактами от Стройкомплекса). До прошлого года ею владела Полина Заверюхина из Татарстана. Компания располагалась в одном офисном центре со «СтройЭкоРесурсом». А когда Заверюхина работала директором «Гаскар Интеграции», она имела еще два небольших контракта от «Лужников». Фирмой в то время владел Равиль Валеев, который вместе с Хафизовым создал благотворительный фонд «Лидер». Цель фонда — «развитие патриотического общества и улучшение жизни в Российской Федерации».

Еще 1 млрд рублей от «Лужников» получила компания «ВекторТрейд». Она даже конкурировала за эти контракты со «СтройЭкоРесурсом» Хабибуллина. При этом владелец «ВекторТрейда» Нияз Мингалимов, несомненно, мог быть знаком и с Хабибуллиным, и с Хафизовым. Судя по фотографиям в социальных сетях «Одноклассники», «ВКонтакте» и «Инстраграме», чиновники, бизнесмены, их супруги и близкие родственники дружат между собой.

Странная получается конкуренция.

В 2017 году Хафизов возглавил «Москапстрой» — крупнейшего техзаказчика строительства. В этом же году Москва выкупила компанию. А директором «Лужников» стал Ильгиз Хайрутдинов, бывший замначальника отдела «Главного инвестиционно-строительного управления» Татарстана. Этим управлением руководил Рашид Нуруллин, знакомый Хуснуллина по совместной работе в торгово-промышленной фирме «Ак Барс» в 1990-х.

Хуснуллин и Хафизов на запросы газеты о возможном конфликте интересов не ответили.

Росреестр возглавил Кировскую область

Губернатор Кировской области, бывший руководитель Росреестра, Игорь Васильев привел с собой на новое место работы девять коллег. Но дело не в количестве, а в том, что недавние работники довольно узкопрофильной структуры благодаря повышению своего начальника теперь управляют целым регионом. Например, один из сослуживцев Васильева — Юрий Палюх — работал в Росреестре с самого окончания университета. И за 12 лет дорос от курьера до и.о. директора филиала в Ростовской области. А в прошлом году стал министром информационных технологий и связи Кировской области.

Летом 2016 года после ареста Никиты Белых исполнять обязанности губернатора президент отправил в Кировскую область Васильева. С ним Путин был знаком еще со времен работы в КГБ. В 2013 году Васильев, будучи аудитором Счетной палаты, подготовил доклад о потерях бюджета (24 млрд рублей) из-за нарушений в работе Росреестра и коррупционных сделок. В итоге в 2014 году Васильев сам возглавил Росреестр. Вместе с ним туда пришел еще один выходец из КГБ и коллега Васильева по двум предыдущим местам работы — в Совете Федерации и Счетной палате — Андрей Плитко.

В сентябре 2017-го Васильев выиграл внеочередные выборы в Кировской области, и Андрей Плитко попал в команду нового губернатора, стал его заместителем. Васильев не пытался скрыть давнее знакомство со своим «новым» подчиненным. «Андрей Плитко работал со мной в Счетной палате, Совете Федерации. В Росреестре он был моим заместителем, курировал кадровые вопросы в службе, которая состоит из более чем ста тысяч человек по всей территории страны. Думаю, этот опыт и знание специфики государственной службы позволит ему выполнять свои обязанности на высоком уровне», — объяснил он.

Рассказывая про другого своего бывшего заместителя в Росреестре — Алексея Коробова, который тоже стал вице-губернатором, Васильев упомянул только «его опыт в качестве руководителя бюджетного комитета Госдумы». При этом Коробов, как Васильев и Плитко, тоже выходец из КГБ и тоже работал в Совете Федерации.

Еще один член команды губернатора — Артем Сурженко, по мнению Васильева, «показал себя высокоэффективным специалистом», поэтому ему поручили должность министра имущественных отношений и инвестиционной политики Кировской области. Сурженко работал заместителем начальника отдела в Росреестре.

Новый глава администрации правительства Кировской области Сергей Киселев помимо того, что возглавлял административное управление Росреестра, в прошлом тоже служил в органах госбезопасности.

Киселев объяснил, что назначения бывших коллег Васильева не ограничивают права граждан РФ, так как они «не замещали и не замещают должности государственной гражданской службы Кировской области». А значит, конкурсный отбор им проходить не надо.

Но, например, должность руководителя секретариата — помощника губернатора Кировской области есть в реестре должностей государственной гражданской службы. Этот пост занимает бывший старший специалист Росреестра Анастасия Карпова.

Киселев отметил, что «приглашение к сотрудничеству коллег с предыдущего места работы не содержит признаков конфликта интересов», так как отдельно в законе это не прописано.

Как префект людей по Москве водил

Миграции чиновников заметны даже на местном уровне. И от этого тоже зависит распределение госконтрактов.

Так, вокруг префекта Центрального административного округа Москвы Владимира Говердовского сформировалась команда из 13 человек. За свою карьеру он поработал в нескольких префектурах и возглавлял московский жилищно-коммунальный комплекс, куда следом за ним перемещались его подчиненные.

А бывший заместитель Говердовского в префектуре Северо-Западного округа Андрей Ховрин ушел в бизнес. В целом компания Ховрина «Институт современных коммуникаций» получила госконтрактов от подчиненных Говердовскому структур на 75 млн рублей.

Подряды от ведомств, которые возглавлял Говердовский, получал и бывший начальник «Инженерной службы района Фили–Давыдково» Руслан Нежнов. Компании, связанные с Ховриным, Нежновым и их партнерами получили госконтрактов больше чем на 1 млрд рублей.


g-s-35460560-329847392087547805928473529834798569875904395897432564234

В других префектурах Москвы таких слаженных и мигрирующих команд мы не обнаружили. В пресс-службе префектуры ЦАО ответили, что все члены «команды» Говердовского попали под исключения закона и конкурс не проходили.

Руководитель проекта «Декларатор» «Трансперенси Интернешнл — Р» Андрей Жвирблис подчеркнул, что групповое перемещение чиновников нарушает равный доступ людей к государственной службе.

«Если есть реальные конкурсные процедуры, команда чиновников не может просто так переселиться в другое ведомство в полном составе, — полагает Жвирблис. — Если такое происходит, то конкурс мог быть или фиктивным, или его не было вовсе. Но главная проблема в том, что вместо того, чтобы государственные служащие работали в интересах государства и граждан, они работают в своем сообществе, и чьи интересы они будут защищать — государства или своего сообщества — непонятно».