Налоговый бумеранг Дмитрия Мазепина Избранное

Налоговый бумеранг Дмитрия Мазепина
08.10.2018 13:40
shadow

Глава «Уралхима» угодил в арбитражную ситуацию, которую ранее  сам готовил для своего оппонента Сергея Махлая

Основной акционер ПАО « Уралкалий»  и АО ОКХ «Уралхим» Дмитрий Мазепин, судя по всему, не посчитался снародной мудростью о том, что рыть яму ближнему чревато зеркальными последствиями для себя самого. Как стало известно нашей редакции, вскоре он сам угодил в точно такую же яму, которую три года назад начал рыть своему «заклятому» партнеру по рынку химических удобрений, собственнику «Тольяттиазота» Сергею Махлаю.

В 2015 году  по инициативе владельца «Уралхима», являющегося миноритарным акционером  ТОАЗ, Федеральная налоговая служба (ФНС) через арбитражные суды заставила тольяттинский завод уплатить налоговую недоимку в 1 миллиард рублей. Обосновывалось это тем, что производитель аммиака реализовывал свою продукцию швейцарскому трейдеру по заниженной цене, а разница оседала в карманах мажоритарных акционеров. Нынче ситуация развивается с точностью до наоборот: теперь уже та же ФНС начислила практически точно такую же недоимку ПАО «Уралкалий» за то, что компания Дмитрия Мазепина реализовывала хлористый калий своему швейцарскому трейдеру  «Уралкалий Трейдинг СА» по цене ниже рыночной.

Получается, что Дмитрий Мазепин, одержимый идеей любыми путями досадить бизнесу своего оппонента, приоткрыл ящик Пандоры, от  чего в конечном итоге  пострадал  и сам. Не приходится сомневаться в том, что подсказанную Мазепиным уловку для обескровливания «Тольяттиазота» налоговики нынче с успехом используют и против него самого.

Об этом свидетельствует и нынешний алгоритм  арбитражных баталий между ФНС и ПАО «Уралкалий», который почти в точности повторяет вехи отгремевшей в 2015 году судебной борьбы налоговых органов и адвокатов ТОАЗ. С той лишь разницей, что в качестве представителей  истца на заседания арбитражных судов по налоговой недоимке «Тольяттиазота» ходили юристы мазепинского «Уралхима», выделявшиеся в зале костюмами от Бриони. Многие наблюдатели тех процессов тогда изумлялись, что юристы, представлявшие налоговую службу, были одеты богаче адвокатов миллиардера Махлая. Однако то были адвокаты Дмитрия Мазепина, что называется, гибридно воевавшие в рядах налоговиков против тольятинских химиков.

Дмитрий Мазепин

В нынешних же арбитражных процессах по делу № А40-29025/2017 юристы истца одеты попроще: это настоящие сотрудники юридического управления  ФНС, которые вцепились мертвой хваткой в тушу ПАО «Уралкалий». Длящийся с прошлого года спор между налоговиками и калийцами Мазепина вначале проходил, как и давешний поединок ФНС- ТОАЗ, с переменным успехом. Вначале адвокатам Мазепина, набившим руку в схожих сражениях трехлетней давности, удалось склонить на свою сторону судей Арбитражного суда Москвы. Однако затем в апелляционной инстанции  верх стали брать налоговики. И, наконец,  минувшей весной председательствующий судья Арбитражного суда Московского округа Ю. Л. Матюшенкова вместе с участвовавшими в процессе судьями  О.В. Анциферовой и А.А. Дербеневым  постановила вернуть дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Москвы с назначением  судебно-экономической экспертизы. Первое заседание следующего раунда спора назначено на 15 часов 17 октября.

Конечно, калийщики Дмитрия Мазепина могут попытаться представить суду свою независимую экспертизу ценообразования на рынке химических удобрений, как это делали в свое время адвокаты «Тольяттиазота». Однако у налоговиков и поддерживающих их силовых структур с тех пор накоплен богатый опыт блокирования подобных  шагов. Похоже, в попытках  отчаянно отбиться от ФНС  Дмитрий Мазепин еще до конца не осознал, что в отличие от ситуации 2015 года   административный ресурс в настоящее время, похоже, не на его стороне, а значит, он теперь сам оказался в роли Сергея Махлая, обреченного проиграть федеральным ведомствам.

У контролирующих органов накопилось немало претензий к  Мазепину и его бизнесу. Так,  за первое полугодие ПАО «Уралкалий» отчиталось  о 242 миллионах рублей убытка,  у компании  серьезные проблемы с обслуживанием кредитов на 5,4 миллиарда долларов. В то же время «Уралкалий» с легкой руки Мазепина инвестирует в непрофильные иностранные проекты, нацелившись, например, на покупку «конюшни» Формулы-1 «Уильямс».

Сергей Махлай

Возможно, такая комбинация по выводу финансовых ресурсов продиктована стремлением Дмитрия Мазепина помочь своему сыну Никите перейти наконец из резервного состава Формулы-1 в основной и снискать славу нового Шумахера. Но накопил ли Мазепин достаточный политический или хотя бы административный вес для того, чтобы решать семейные проблемы за счет стратегического для российской экономики предприятия? По слухам, покровительствовавший ранее Мазепину глава Ростеха Сергей Чемезов изменил свое отношение к неуравновешенному  предпринимателю, который будто бы излишне рьяно и навязчиво добивался должности заместителя Сергея Викторовича в госкорпорации.

При этом  на российском политическом Олимпе с подозрением отнеслись к тому, что владелец «Уралкалия» избежал включения своей персоны в так называемый январский «кремлевский»  санкционный список  Госдепа США. Негативных сигналов  вполне достаточно, чтобы предугадать судьбу затянувшегося арбитражного спора между компанией Мазепина и  федеральной налоговой службой. А вслед за  списанием доначисленного миллиарда наверняка могут  последовать  и другие упреждающие действия  государственных ведомств.