ВТО: каждый выживает в одиночку

09.10.2018 11:54
shadow
""

О том, почему кыргызстанцам не видать как своих ушей высоких зарплат.

После нашей недавней публикации “ВТО: подставить шею под укус вампира” под рубрикой “Как убивали Кыргызстан” редакция получила много откликов. Вот один из них, с сохранением стиля автора: “Чушь полнейшая статья. Более 160 государств уже в ВТО. Внешнеторговую политику обсуждать надо в ВТО, и условия игры тоже меняются теперь согласованно. Это многосторонняя организация, где страна может отстаивать свои интересы! Центральноазиатский регион только присоединился к ВТО, поэтому сейчас нужно активизировать свою работу с данной организацией”.

Возвращаться к теме членства Кыргызстана во Всемирной торговой организации приходится не только из-за этого отклика (за которым явно кроется позиция тех, кто сегодня по-прежнему рулит экономикой республики), но и из-за последних событий в стране и в мире.

О губительных последствиях вступления республики в ВТО мы уже рассказывали. Но вот недавно министр экономики КР Артём Новиков на встрече со своим узбекским коллегой объявил: Кыргызстан готов помочь и поделиться опытом с Узбекистаном, если тот захочет вступить в ВТО. Каким же это опытом?!

А недавний конфликт ключевых членов ВТО – США и Евросоюза – лишний раз заставляет вспомнить формулу: не надо слушать, о чём ГОВОРИТ Запад, надо смотреть на то, что он ДЕЛАЕТ.

Итак, удалось ли Кыргызстану хотя бы раз отстоять свои интересы благодаря ВТО? И удастся ли?

""

Министр экономики Кыргызстана Артём Новиков (на фото справа) предложил министру внешней торговли Узбекистана Жамшиду Ходжаеву (слева) в ходе встречи в Бишкеке в начале февраля поделиться нашим опытом, если Узбекистан захочет вступить в ВТО. Каким же опытом? Разрушения собственной экономики в угоду транснациональным корпорациям?!

ИГРА В ОДНИ ВОРОТА

Человек, ежедневно открывающий двери куда-нибудь, знает, что они всегда открываются только в одну сторону – от себя либо на себя, но никогда в обе стороны одновременно. В ситуации с членством Кыргызстана в ВТО, а в более широком смысле – с участием страны в глобальной экономике, происходит точно так же. Только “двери” здесь “открываются” исключительно не в нашу сторону. Долго ли это ещё будет продолжаться?

Президент Института европейских исследований Латвии Александр Гапоненко отмечает:

“Членство в любых международных организациях, которые обеспечивают свободное движение товаров, связано с выгодой для промышленно развитых стран и не очень выгодно для слаборазвитых. Обычно для того, чтобы выдержать эту конкуренцию, страны второй группы устанавливают высокие таможенные барьеры, помогая вырасти своей промышленности, а уже потом эти барьеры начинают снимать”.

Одна из таких “стран второй группы” – это Кыргызстан. То есть слаборазвитая страна. Которая на заре своей независимости начала с того, чем по идее должна была закончить.

Когда экономика нынешних богатых стран только-только развивалась, они использовали жёсткий протекционизм – то есть отстаивание СВОИХ, а не ЧУЖИХ экономических интересов. Например, в Великобритании и США на первых порах никто даже подумать не мог, чтобы допустить низкие пошлины на ввозимые из-за границы товары. То же самое было и с так называемыми новыми индустриальными странами типа Сингапура или Южной Кореи: они тоже в самом начале пути использовали протекционизм в отношении своих товаров.

Если сравнить эти меры с теми, которые в 1990-е годы внедрили в Кыргызстане, поневоле согласишься с доводом генерала Александра Лебедя: “Беспорядок – это не отсутствие порядка. Это – специально организованный порядок. И национальный характер тут совершенно ни при чём”.

Уже понятно, что развитие экономики Кыргызстана исключительно по рецепту свободной торговли – это миф. Все разговоры о том, что свободная торговля – это, дескать, двигатель прогресса, служат лишь официальным прикрытием деятельности транснациональных корпораций, которая местами сильно смахивает на разбой. Для чего нужен был миф о свободной торговле в 1990-е годы, тоже понятно: во-первых, окончательно уничтожить после развала СССР экономическую базу для будущего объединения, а во-вторых – ликвидировать потенциальных конкурентов ещё в зародыше.

Кыргызстану, как мы уже писали, досталось в наследство вполне годная промышленность, но её сначала объявили неэффективной, а потом зачем-то и вовсе разрушили. Вместо того, чтобы перестроить экономику на новый лад. Ну а что это было – эффективный менеджмент или государственная измена, каждый читатель пусть решит для себя сам. Варианты развития страны, кроме вступления в ВТО, были. Другое дело, что их не захотели или не сумели использовать.

ФИЛОСОФИЯ ЦИНИЗМА

Немецкий исследователь Бернхард Обермайер в своей статье “Свободная торговля и что за ней стоит” в 2004 году писал:

“Мировая торговля структурирована так, что Север (страны центра, развитые, богатые страны – ЕС, США, Япония) преимущественно продаёт на мировом рынке готовые промышленные изделия и услуги с более высокой стоимостью, в то время как Юг (Латинская Америка, Африка, Восточная Европа, Центральная Азия, Южная Азия) продаёт главным образом растительные продукты, минералы и изделия с низкой степенью переработки и стоимостью. Кроме того, с 1970-х годов цены на продаваемые странами Юга товары упали”.

Любопытно, что идея создания ВТО впервые прозвучала в 1944 году – в знаменитом Бреттон-Вудском соглашении. ООН была призвана бороться с политическими причинами войн, а Всемирный банк, Международный валютный фонд (МВФ) и Международная торговая организация (МТО) должны были устранять экономические причины. Однако идею создания МТО американские сенаторы тогда “прокатили”, посчитав, что эта организация предусматривает передачу многих полномочий суверенного государства международной структуре. Вместо МТО появилось ГАТТ – Генеральное соглашение по торговле и тарифам, из которого, собственно, почти через полвека и появилась ВТО.

Российский экономист Александр Осипов по этому поводу отмечает:

Нормы ВТО призваны подрывать положение конкурентов западных корпораций и устанавливать контроль над ресурсами. О чём идёт речь? Транснациональные корпорации и финансовые структуры, используя механизмы ВТО и опираясь на мощь своих государств, захватывают ниши на рынках товаров высокой степени переработки. Слабые местные игроки, утрачивая эти рынки, одновременно теряют и соответствующие отрасли перерабатывающей промышленности… Захватывая рынки готовых изделий, транснациональные корпорации ставят под контроль и важнейшие источники сырья”.

Что примечательно, своих целей по отношению к слаборазвитым странам вроде Кыргызстана все так называемые высокоразвитые государства вовсе и не скрывают. Например, того факта, что зарплата в бедных странах обязана быть низкой, чтобы не страдали интересы транснациональных корпораций.

В 2003 году в Санкт-Петербурге выступала тогдашний первый заместитель директора – распорядителя МВФ Энн Кригер. Относительно низких зарплат работников в бедных странах она заявила: “Требование платить этим работникам “достойную заработную плату” по стандартам промышленных стран полностью уничтожит все сравнительные преимущества на международном рынке для компаний, использующих неквалифицированный труд”. Понятно, что Кригер имела в виду использование дешёвого труда – того, чем “славятся” во всём мире транснациональные корпорации.

Конференция ООН по торговле и развитию отметила: “Почти во всех развивающихся странах, которые предприняли быструю либерализацию торговли, увеличилась пропасть между зарплатами, особенно часто в связи с падающей занятостью неквалифицированных рабочих в промышленности и большого абсолютного падения их зарплат”.

Это, повторим, признано на уровне Организации Объединённых Наций.

ВЕЗДЕ ОДНО И ТО ЖЕ

Из стран Центральной Азии в ВТО состоят только три – Кыргызстан, Таджикистан и Казахстан. Именно в такой последовательности они туда вступили – в 1998-м, 2013-м и 2015 году соответственно. Вне ВТО – Узбекистан (он имеет статус наблюдателя) и Туркменистан. Правда, как периодически сообщают новостные ленты, переговоры с Ашхабадом и Ташкентом о вступлении в ВТО ведутся. Но чем в итоге эти переговоры закончатся – большой вопрос.

Что касается последствий вступления в ВТО для остальных республик бывшего СССР, то ситуация здесь до боли похожа на кыргызстанскую.
Упоминавшийся уже латвийский исследователь Александр Гапоненко рассказывал о Латвии:

Латвия вступила в ВТО в конце 1990-х годов, и это привело к тому, что в страну хлынули потоки дешёвых товаров, что и погубило нашу промышленность. Мы не можем вернуться к тому уровню промышленного производства, который был у нас в стране в начале 90-х. Удельный вес промышленности тогда занимал около 40 процентов, а сейчас составляет только 14 процентов. Это результат нашего вступления в ВТО”.

Можно привести и пример Украины, вступившей в ВТО на 10 лет позже Кыргызстана – в мае 2008 года. По сути, она, так же как и Кыргызстан, вступила в эту организацию по политическим соображениям. Как же иначе объяснить то, что Украину приняли в ВТО, хотя она выполнила не все условия вступления?

В 2012 году Федерация работодателей Украины проанализировала последствия вступления страны в ВТО. Что получилось? Больше всего пострадали автомобилестроение и агропромышленный комплекс. Глава федерации Дмитрий Олейник сообщил, что после открытия рынка производство автомобилей на Украине снизилось в 6 раз, а из 36 тысяч человек, работавших в этой отрасли на момент вступления страны в ВТО, осталась всего половина. И это, напомним, ещё за два года до разрушительного “евромайдана”!

Из отраслей сельского хозяйства на Украине больше всего пострадали производство сахара и свиноводство. Вступая в ВТО, Украина снизила ввозную пошлину на сахар до 50 процентов и дала квоту на ввоз в страну 260 тысяч тонн тростникового сахара-сырца по льготной ставке. В отличие от стран Евросоюза, защитные пошлины на импорт свинины на Украине оказались ниже в 5-8 раз. В итоге импорт иностранной свинины на Украину вырос более чем в два раза. Только сала (сала – на Украину!!!) за семь месяцев 2011 года было ввезено 20 тысяч тонн – из Польши, Германии и Нидерландов. В обеих отраслях – сахарной и свиноводческой – тогда же потеряли работу 500 тысяч человек. Если сало долгие годы считалось чуть ли не национальным брендом Украины, то теперь на этом бренде смело можно ставить крест.

И таких примеров по Украине ещё много. В 2011 году украинский аналитик Анна Стешенко писала:

Украинских овощей и фруктов тоже мало теперь не только в супермаркетах (там их вообще редко встретишь), но даже на рынках. Несостоявшаяся “житница Европы” начала массово потреблять турецкие и польские яблоки, морковь и цветную капусту, китайский чеснок и египетскую картошку. Кроме того, ВТО подвинула на прилавках вино украинского производства. Ведь после снятия квот полтора года назад практически за ту же цену можно купить чилийское и даже французское вино. Качество их, возможно, и лучше, но отечественный производитель от этого явно не выигрывает”.

В 2012 году Украина обратилась к странам – участницам ВТО с предложением пересмотреть максимальные ставки таможенных пошлин более чем на 370 видов товаров. И что же? США и Евросоюз встали на дыбы. В международных СМИ тут же появились публикации, что украинский прецедент может запустить цепную реакцию по всему миру, “усилив волну протекционизма и торговых войн”. В итоге в ноябре 2012 года появилось коллективное обращение группы государств – членов ВТО (включая США и страны ЕС) с призывом к Украине отозвать свою заявку на ревизию тарифных обязательств. Украине ничего не оставалось делать, как уступить.

Нельзя сказать, что до Украины никто в ВТО ни разу не пробовал изменить правила игры. С 1 января 1995 года и вплоть до сегодняшнего дня члены ВТО направили в головную штаб-квартиру организации около 40 запросов о начале переговоров об изменении перечней обязательств по товарам. Однако статистика показывает: большая часть этих переговоров до конца не доводилась. К примеру, до сих пор не известно, когда и, главное, чем завершатся, например, переговоры по изменению тарифных обязательств Кыргызстана в ВТО из-за вступления республики в Евразийский экономический союз.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕРЕС

Так может ли Кыргызстан защищать свои национальные интересы в ВТО? Теоретически да, но что на практике?

А на практике Кыргызстан попробовал защищать свои интересы в рамках ВТО только ОДИН РАЗ – в ноябре прошлого года, когда возникли проблемы на кыргызско-казахской границе. Кыргызстан направил в ВТО жалобу на Казахстан, и приграничный вопрос включили в повестку дня заседания Секретариата ВТО отдельным пунктом. Но когда делегации Кыргызстана и Казахстана 10 ноября прибыли в Женеву… Впрочем, лучше обратимся к заголовкам новостных публикаций из серии: “ВТО посоветовала Кыргызстану и Казахстану прийти к компромиссу по вопросу границ”.

Правительство Кыргызстана тогда же сообщило журналистам: “Делегации Республики Кореи, Японии и Молдовы в своих выступлениях призвали к скорейшему урегулированию ситуации на границе путём проведения двусторонних консультаций”.

И это всё!

""

Октябрь 2017 года, огромные пробки на кыргызско-казахской границе. Тот конфликт между двумя странами – членами ВТО, Казахстаном и Кыргызстаном, стал единственным случаем, когда кыргызская сторона попыталась отстоять свои национальные интересы с помощью этой организации.

""

""

Ноябрь 2017 года, Женева, штаб-квартира ВТО, куда прибыла кыргызская делегация во главе с заместителем министра экономики Алмазом Сазбаковым на рассмотрение жалобы Кыргызстана на Казахстан. ВТО не смогла или не захотела разрешить приграничные проблемы, отделавшись общими фразами. Казахстан и Кыргызстан уладили конфликт самостоятельно. Интересно, как поступила бы ВТО, откажись Кыргызстан покупать американские или европейские товары?

Потом конфликтующие стороны подписали так называемую “дорожную карту”, и Кыргызстан отозвал из ВТО свои претензии к Казахстану. Однако реакция этой организации на жалобу Кыргызстана весьма показательна. Поэтому порождает вопрос: а как поступила бы ВТО, откажись вдруг Кыргызстан покупать американские или европейские товары?

Ответ на этот вопрос может дать настоящая торговая война, вспыхнувшая буквально на днях между главными игроками в ВТО – американцами и европейцами.

В январе этого года США ввели новые ввозные пошлины на импортные стиральные машины и солнечные батареи после того, как комиссия по внешней торговле США пришла к выводу: дешёвые импортные товары наносят ущерб местным, американским, производителям. Изначально эти пошлины были направлены против импорта из Азии. Китаю и Южной Корее – главным поставщикам стиралок и батарей – это, естественно, не понравилось. Они пригрозили пожаловаться в ВТО. Однако введение пошлин приветствовали американские производители бытовой техники.

Президент США Дональд Трамп 1 марта пообещал ввести пошлину на импорт стали из 12 стран, включая Россию. Москва устами вице-премьера Аркадия Дворковича заявила, что российские потери от этого будут незначительными, а вот гендиректор Европейской ассоциации стали Аксель Эггерт заявил, что вопрос пошлин на сталь и алюминий может “взорвать” ВТО.

Руководители торговых департаментов Евросоюза заявили, что подумывают о введении пошлин на импортируемые из США товары. О таком желании сообщили также Канада, Мексика, Япония и Бразилия.

Однако 3 марта Трамп написал в своём “Твиттере”: “Если ЕС хочет ещё больше увеличить свои и так большие тарифы и ограничения для американских компаний, работающих там, мы просто введём налоги на их автомобили, которые свободно попадают в США”. Позже Трамп добавил, что его страна испытывает “ежегодный торговый дефицит в размере 800 миллиардов долларов из-за наших очень глупых торговых сделок и политики”. Но и на этом президент США не остановился, произнеся слова, которые с успехом применимы в отношении любого члена ВТО, включая Кыргызстан:

“Наши рабочие места и благосостояние достаются другим странам, которые годами наживались на нас. Они смеются над тем, какими дураками были наши лидеры. Этому конец!”

""

Тот самый твит Дональда Трампа, в котором президент США пригрозил европейцам ввести налоги на их автомобили. Эти слова тогда мало кто воспринял всерьёз – и зря. Позже Трамп назвал своих предшественников дураками и сказал, что практике, когда весь мир наживался на глупости политики США, пришёл конец.

Такой свары, как нынешняя, в истории ВТО ещё не бывало. Но главное уже прозвучало: оказывается, в интересах национальной безопасности повышать таможенные тарифы можно. И тут уже впору спросить: а как же принципы ВТО, которые США и ЕС так упорно продвигали всему миру в качестве единственно правильных?

Обмен “любезностями” между США и прочими “тяжеловесами” ВТО показал: в организации наметился серьёзный кризис. И даже если Штатам и Европе удастся разрулить этот кризис сейчас, нет гарантии, что он не произойдёт потом. Пока же можно однозначно сказать только одно: ВТО начала мешать всем. Особенно Дональду Трампу. Мало кто из экспертов воспринимал всерьёз слова нынешнего американского президента, сказанные им на своей инаугурации: “Один за другим в Америке закрывались заводы, а производство уходило из страны, но никто не думал о миллионах американских рабочих, которые от этого пострадали. Благосостояние представителей нашего среднего класса из их домов утекало в другие страны”. Теперь, похоже, своё мнение экспертам придётся пересмотреть.

Что делать в этой ситуации Кыргызстану? Поскольку голос Бишкека в мире, к сожалению, не самый решающий, остаётся быть той обезьяной из китайской притчи, которая, сидя на горе, наблюдала за дракой двух тигров.

Но одно республике необходимо усвоить: ни США, ни Китай, ни Евросоюз никогда больше правила ВТО соблюдать не будут! Да, собственно, и не смогут: ВТО несовместима с общемировым кризисом перепроизводства и падения спроса. Также очевидно, что развитие в такой ситуации может гарантировать только протекционистская политика – защита национальных экономических интересов. И тут уже всё зависит от того, насколько быстро Кыргызстан сможет подготовить себе страховку – создать предприятия, способные производить хотя бы самое необходимое.

Время, когда можно было сидеть и дожидаться, пока кто-то построит Кыргызстану экономику, уже прошло.

Все, кто раньше мог бы это сделать, сейчас заняты спасением самих себя.

Дмитрий ОРЛОВ