Бог петухов и царь куриц Олег Бахматюк «вставляет» государство на миллиарды Избранное

Бог петухов и царь куриц Олег Бахматюк «вставляет» государство на миллиарды
28.09.2018 07:44
shadow

Среди украинских предпринимателей хватает людей, чьи долги намного превышают их состояние, но даже в этой когорте агробарон Олег Бахматюк выделяется – задолженность бизнесмена исчисляется десятками миллиардов гривен, что более чем в 10 раз выше его официального состояния.

Мало того, агробарон едва не стал причиной, правда одной из многих, отставки главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры Украины Назара Холодницкого.

Через газовые тернии к звездам агробизнеса

Надо сказать, что начинал свой путь в бизнесе Олег Бахматюк вовсе не в агробизнесе, а в энергетической сфере, в возрасте 22 лет устроившись на работу в фирму «КГД», представителя поставщика среднеазиатского газа «Итеры» в Ивано-Франковской области. За 5 лет, к 2001 году Бахматюк от референта-администратора дорос до начальника коммерческого отдела.

Тогда же он основал собственную компанию - «Прикарпатская финансовая корпорация», делам которой с 2002 года полностью посвятил себя. Также он стал депутатом Ивано-Франковского горсовета и партнёром ныне покойного народного депутата и основателя группы «Континиум» Игоря Еремеева в нефтяном, аграрном бизнесе и газификации области.

В 2003 году Олег Бахматюк приобрел птицефабрику «Авангард», ставшую основой его рождавшегося аграрного бизнеса, и давшего название агрохолдингу - детищу предпринимателя. В 2011 году агрохолдинг «Авангард» вырос в крупнейший в стране, известный под новым названием «UkrLandFarming».

В 2004 году Олег Бахматюк внедрился и в финансовый сектор, учредив банк «Финансовая инициатива», в 2011 году его банковский бизнес пополнился купленным контрольным пакетом одного из старейших украинских банковских учреждений – «VAB Банка».

В 2005-2007 годах Бахматюк даже потрудился на благо государства в НАК «Нафтогаз Украины», использовав этот период для покупки ряда облгазов, затем перепроданных структурам Дмитрия Фирташа.

С 2007 года аграрный барон полностью сосредоточился на своем бизнесе, что, впрочем, не сделало его успешнее.

Банкопад от Бахматюка

2014-й год Олег Бахматюк встретил, пожалуй, на пике своей финансовой формы - украинские бизнес-журналы оценивали его состояние от 600 миллионов до 2,6 млрд. долларов, но, как и у всего отечественного бизнеса, в этом году показатели быстро рухнули вниз.

Наиболее наглядно это стало заметно в банковской сфере интересов Олега Бахматюка, породившего огромные долги бизнесмена.

Уже весной у «VAB Банка» начались проблемы с выплатой вкладов, банк даже отказывался выдавать депозиты, срок которых истек и установил лимит в 1000 гривен, но и его из-за пустых касс в отделениях практически не выдавали, что вызвало настоящую панику у 400 тысяч вкладчиков банка.

Осенью в ситуацию вмешался НБУ, сперва выдавший финучреждению стабилизационный кредит, а затем обнаруживший уменьшение размера регулятивного капитала банка до отрицательного значения «-» 1511 млн. грн. при нормативном значении не менее 120 млн. грн., проще говоря зафиксировали банальный вывод средств. Вкладчики требовали уголовного наказания Олега Бахматюка за мошенничество, но Нацбанк ограничился введением Временной администрации.

Однако данное решение не помогло и уже 19 марта НБУ принял решение об отзыве банковской лицензии и ликвидации финучреждения.

Чуточку дольше – до июня 2015 года, продержался другой банк Бахматюка - «Финансовая инициатива».

Проблемы у финучреждения начались примерно в одно время с «VAB Банком» и имели в сущности ту же причину - деньги населения, собранные финучреждениями, выдавались затем структурам, аффилированным с «Ukrlandfarming» владельца обоих банков. Так случилось с ООО «Стар-Мастер», которая получила 354 млн. грн. кредита, ОАО «Железнодорожник» и ООО «Ледер Плюс ЛТД», занявшими 938 млн. грн. и 438 млн. грн. соответственно. Эти долги далеко не всегда возвращались и банки начали испытывать нехватку средств.

В 2015-м году ситуация в банке привлекала внимание НБУ и в феврале его обязали привести свою деятельность в соответствие с требованиями законодательства Украины, то есть прекратить работу на отток средств в пользу владельца. Однако такой возможности или желания у банковского руководства не обнаружилось и 23 июня НБУ признал финансовое учреждение неплатежеспособным, пообещав 92% вкладчиков компенсацию за счет Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

Впрочем, дарить уже полученные структурами Бахматюка кредиты в НБУ не собирались, инициировав против бизнесмена ряд судебных исков, поскольку предприниматель дал личное поручительство по кредитам на 8,55 млрд грн.

По одному из исков НБУ требует вернуть 1,22 млрд. грн., которые остался должен VAB. В качестве обеспечительной меры суд наложил арест на движимое и недвижимое имущество бизнесмена, который правда в ноябре 2016-го был снят.

В конце 2015 года НБУ подал в Печерский райсуд еще три иска против бизнесмена. Поводом стал договор поручительства на 4 млрд. грн., которые занял у регулятора банк «Финансовая Инициатива». Всего за последним кстати рефинансирование от НБУ в размере 8,358 млрд. грн.

В декабре 2016 года по инициативе НБУ против Бахматюка было открыто уголовное производство по статье «хищение в особо крупных объемах», но сам предприниматель чувствовал себя вполне уверенно, и в феврале 2017 года опроверг заявление главы НБУ Валерии Гонтаревой, назвавшей его виновным в том, что правительству придется докапитализировать экс-банки Бахматюка из-за его просроченных долгов. Также он опроверг слова председателя НБУ о том, что якобы связанным с ним компаниям банки «Финансовая инициатива» и VAB банк выдали 28 миллиардов гривен кредитов, сказав, что ранее эта сумма «ограничивалась» 4,8 млрд. грн., и объявил о готовности реструктуризировать долги своих банков в течение 7 лет.

Дела Бахматюка едва не свалили главу САП

О делах и делишках Олега Бахматюка вспомнили в связи с обвинениями в ненадлежащем поведении главы Специализированной антикоррупционной прокуратурой Украины Назаром Холодницким.

В результате прослушки НАБУ и ГПУ к главе САП возник целый ряд претензий, которые были вынесены перед квалификационно-дисциплинарной комиссией прокуроров 26 июня.

Одним из вопросов к Холодницкому стала передача по подследственности одного уголовного дела в отношении бизнесмена Олега Бахматюка в Нацполицию и отказ в активизации следствия по другим производствам.

Всего дел против Олега Бахматюка на сегодняшний день два: первое расследуется НАБУ по факту возможного завладения 5,5 миллиардами гривен Национального банка Украины сотрудниками VAB Банка по сговору с чиновниками НБУ. По версии детективов Антикоррупционного бюро 10 октября 2014 года НБУ решил выдать «VAB Банку» стабилизационный кредит, однако при принятии такого решения допущены существенные нарушения норм законодательства, регулирующих порядок и основания предоставления стабилизационных кредитов украинским банкам. В частности, финучреждение не подало ряд необходимых документов. Тем не менее, кредит банком был получен.

По версии следствия, таким образом должностные лица «VAB Банка» могли незаконно завладеть денежными средствами в сумме 5 миллиардов 535 миллионов 38 тысяч 758 гривен, именно столько дал НБУ финучреждению в виде стабилизационных кредитов.

Впрочем, претензии к главе САП Назару Холодницкому выдвинули по другому уголовному производству в отношении принадлежащей Бахматюку агрокомпании «УкрЛендФарминг». Дело было открыто НАБУ еще в 2016-м году и по версии детективов агрохолдинг незаконно завладел 1,15 млрд. грн., выплаченных ему как возмещение НДС.

Любопытным в этом деле стало также задержание детективами НАБУ помощницы судьи Соломенского райсуда Киева, которая сливала информацию о будущих обысках на предприятиях «Авангарда». В этом эпизоде уже направлен обвинительный акт в суд, в отличие от самого дела «Авангарда», которое, по решению заместителя главы САП Владимира Кривенко, было передано за подследственностью в Главное следственное управление Нацполиции еще в конце июня 2017 года. Дело передали в полицию после того, как в НАБУ уже готовились выдвигать подозрения некоторым фигурантам.

Как показала прослушка, глава САП Назар Холодницкий лично дал поручение прокурору Максиму Кравченко, который выполняет процессуальное руководство в деле «Авангарда», определить подследственность по делу Бахматюка за другим правоохранительным органом.

Однако квалификационно-дисциплинарная комиссия прокуроров не нашла в действиях Холодницкого оснований для его отставки.

Вечный должник

Пока НАБУ продолжает расследовать уголовное производство в отношении возможного завладения владельцем «VAB Банка» средствами стабилизационного кредита в размере 5,5 млрд. грн., за Олегом Бахматюком продолжают числиться десятки миллиардов гривен задолженности по принадлежащим ему структурам.

Один долг за лопнувшие банки агробарона перед Фондом гарантирования вкладов и НБУ оценивается в 38 миллиардов гривен, из которых, правда, сам Бахматюк признает лишь 20,5 млрд. грн. Попытки же предъявить ему «лишние» 17,5 миллиардов он расценивает обычно как попытку надавить на его компанию и устраивает перепалку в СМИ, требуя внимания президента к ситуации - так уже было с главой НБУ Валерией Гонтаревой в январе 2017 года.

Приблизительно столько же, сколько Бахматюк должен НБУ и Фонду гарантирования вкладов, должен и принадлежащий ему агрохолдинг «UkrLandFarming», правда здесь речь идет о долге в долларах – примерно 1,7 млрд. дол.: 700 миллионов долга по еврооблигациям, порядка 200-250 млн долларов приходится на синдикаты, более 300 млн долларов — на экспортно-импортное финансирование, 300 млн долларов - на кредиты украинских банков. Из-за долгов по иску «Укрсоцбанка» у Бахматюка арестовали движимое и недвижимое имущество, впоследствии правда арест был снят.

Таким образом, общая задолженность агробарона с учетом долгов его банков, только признаваемых им, и агрохолдинга составляет порядка 2,5 млрд. дол., при том что личное его состояние по итогам 2017 года составляет 183 миллиона долларов. Стоимость же бизнеса агробарона по мнению руководителя аналитического отдела Concorde Capital Александра Паращия примерно в 3 раза меньше, чем задолженность.

Проще говоря, Олег Бахматюк представляет из себя тип «вечного должника», который вряд ли способен отдать свою задолженность, раз в 15 превышающую его личное состояние.

Бахматюк уже не первый, но пока в фаворе

Впрочем, несмотря на такую репутацию, Олег Бахматюк, можно сказать, живет не тужит: в 2017м- году совместно с другим аграрным олигархом Юрием Косюком он разделил половину госдотаций на отечественный агросектор. Уголовные производства против него довольствуются «пешками» в виде помощницы судьи Соломенского райсуда или адвоката, не подбираясь к «королю».

Сам Бахматюк часто рассуждает на тему, какую модель земельного рынка нужно внедрять в Украине. Правда дела у его агрохолдинга продолжают оставаться неважными: несмотря на рост выручки за январь-март 2018 года на 21% - до 41 миллиона долларов, убыток вырос еще больше - в 2,1 раза до 11,4 миллиона долларов.

Еще и Хозяйственный суд Донецкой области постановил взыскать имущество «Зугрэской птицефабрики», которое ранее было передано банком «Финансовая инициатива» в обеспечение по рефинансированию Национальному банку Украины (НБУ). Впрочем, с 2014 года предприятие находится под контролем самопровозглашенной ДНР, так что вряд ли это решение сильно расстроило аграрного барона.

Да и если верить рейтингу «Топ-100 латифундистов Украины» в 2017-м году Бахматюк уступил 1-е место в Украине по размеру земельного банка компании «Кернел Групп» Андрея Веревского с ее 604500 га земли. «UkrLandFarming» Бахматюка второй с 570000 га.

Но судя по тому, что Олегу Бахматюку «позволено» по-прежнему не платить свои долги, он, видимо, состоит в своеобразном списке «неприкасаемых», у которых государство по какой-то причине не требует долги.

Петушиный барон, погрязший в миллиардных долгах, расширяет свою бизнес-империю.

Агрохолдинг «Укрлендфарминг» (Ukrlandfarming) банкира-банкрота Олега Бахматюка вошел в ТОП-20 самых успешных украинских корпоративных инвесторов. По крайней мере, так считают на инвестиционном портале InVenture, где составляли рейтинг. Возможно, предводитель почти десятимиллионной армии кур-несушек, «висящий» кредиторам порядка 14 млрд грн, как-то простимулировал составителей рейтинга. Иначе как можно называть «успешным корпоративным инвестором» гражданина, за которым гоняются банки с судебными исполнителями (в том числе и Нацбанк).

Хотя, если исходить из неписаных правил отечественного финансового рынка, то, пожалуй, господа из InVenture абсолютно правы. Только инвестиционный гений может «хапнуть» из чужих карманов астрономическую сумму, вложить её в свои бизнесы и при этом не сесть в тюрьму.

«Укрленфарминг является самой крупной украинской аграрной компанией, которая управляет крупнейшим земельным банком в 22 областях Украины, - заявил Алексей Олейников, управляющий партнер InVenture Investment Group. - Естественным является тот факт, что такая компания имеет огромное влияние на социально-экономическую ситуацию в стране, в частности в контексте осуществления инвестиций в основной капитал, уплаты налогов, создание новых рабочих мест и реализации различных направлений социальной ответственности в регионах присутствия. Именно поэтому Укрленфарминг заслуживает почетное место в рейтинге самых успешных корпоративных инвесторов страны».

Но тут стоит напомнить, как ковался сей инвестиционный успех. Как писали [громкие дела], через принадлежавшие ему, а позже с треском обанкроченные банки «Финансовая инициатива» и «VAB-банк» Олег Бахматюк раздавал своим фирмам огромные кредиты, которые потом не возвращались, после чего банки Бахматюка заявляли о своих проблемах и просили рефинансирование у державы.

Общая сумма таких кредитов, розданных одним только «VAB-банком», превышала 12 миллиардов гривен ($1,5 миллиарда долларов по тогдашнему курсу). Среди главных получателей этих денег назывались следующие компании Бахматюка: ООО «Стар-Мастер» (354 миллиона гривен), ОАО «Железнодорожник» (938 миллионов гривен), ООО «Ледер Плюс ЛТД» (438 миллиона) и ООО «Украина-Агроинвест» (406 миллионов).

В 2014 году государство начало выдавать банкам щедрое рефинансирование. В лидерах, осыпанных деньгами больше всех, оказались и банки Олега Бахматюка: «Финансовая инициатива» (8,358 миллиарда) и «VAB-банк» (5,535 миллиарда). А теперь следите за руками.

Согласно отчету InVenture, в 2015 году агрохолдинг «Авангард», входящий в состав группы Ukrlandfarming, ввел в эксплуатацию в Херсонской и Хмельницкой областях два крупнейших птицекомплекса полного цикла производства, соответствующих мировым стандартам (на этих «мировых стандартах» мы отдельно остановимся ниже). Общая сумма инвестиций составила около $700 млн, которые компания якобы «привлекла на международных и украинском рынках капитала». Забавно, что озвученная сумма по курсу на 2015 год эквивалентна 13,9 млрд грн – ровно столько Олег Бахматюк получил от Нацбанка в качестве рефинансирования своих банков. И, похоже, потратил на постройку собственных курятников. И не вернул, пообещав это сделать когда-нибудь потом.

Кстати сказать, «мировые стандарты», которые внедрил Олег Бахматюк на своих птицефермах, похоже, не более, чем фикция. Поскольку реальные мировые стандарты не предусматривают загрязнения окружающей среды.

Неделю назад жители Херсонщины стали задыхаться от невыносимого смрада. Зловоние накрыло даже областной центр, что заставило переполошиться Департамент по вопросам гражданской защиты и обороны Херсонской ОГА.

«7 августа получены многочисленные жалобы граждан из всех районов Херсона на вонь в воздухе, - заявили правительственному информагентству «Укринформ» в департаменте. - Оперативной группой ГУ ГосЧС предварительно обнаружен источник загрязнения в виде вывезенных на поле отходов птицеводства за пределами объездной дороги в районе села Музыковка Белозерского района. Отходы выгружены на поле на площади протяженностью почти километр. А ветер, дующий именно оттуда в направлении Херсона, приносит вонь в город».

В свою очередь экологи быстро «вычислили» виновника вонючей диверсии. Им оказалась птицефабрика агрохолдинга «Авангард» Олега Бахматюка.

«По поручению председателя облгосадминистрации, в связи с многочисленными жалобами жителей города Херсон, сегодня оперативно осуществили выезд на возможный источник вони в городе, - написал на своей странице в Facebook директор департамента экологии и природных ресурсов ОГА Юрий Попутько. - Причиной неприятного запаха в городе, по нашему мнению, являются несанкционированные места размещения куриного помета. Нарушителем действующего природоохранного законодательства и причиной вони в городе является производственная деятельность птицехозяйственного предприятия ОАО «Агрохолдинг «Авангард» в селе Схидне. На месте была обнаружена машина, выгружавшая помет на открытый грунт в необработанном состоянии».

В общем, лидер корпоративного инвестирования Олег Бахматюк на самом деле не смог вложить сотни миллионов долларов так, чтоб впоследствии не воняло дерьмом. Ну, иначе у него не получается.

Как агробарону-банкроту Бахматюку удалось «нагреть» государство на 10 млрд грн

Не исключено, что у миллиардера были сообщники в Нацбанке.

В праздничном новогоднем информационном пространстве почти незамеченной прошла информация от Главного следственного управления Нацполиции в г. Киеве о закрытии производства в деле по ПАО "ВиЭйБи Банк", принадлежавшему украинскому аграрному бизнесмену О.Бахматюку, "в связи с отсутствием состава преступления". И это несмотря на публичные обвинения в адрес агробарона со стороны Национального банка и заявления о наличии ряда судебных исков к нему, пишет в «Зеркале недели» Вадим Сирота.

Наверное, окрыленный этим и целым рядом других успехов в правоохранительных и судебных инстанциях, г-н Бахматюк на прошлой неделе перешел в информационную атаку, опубликовав открытое письмо к президенту и премьер-министру с обвинениями в неправомерных действиях Нацбанка и лично его главы Валерии Гонтаревой. Поэтому очевидно, что, вопреки призывам агробарона к компромиссу, информационный конфликт между сторонами (не исключено, что только имитационный) перешел на новый уровень. Между тем очень бы хотелось, чтобы в очередном возмущении его медиа-волн не утонули ключевые вопросы ко всем фигурантам: каким все же образом будут компенсированы потери государства и вкладчиков, а если нет, то кто в итоге понесет за это ответственность? Причем как на бахматюковской стороне, так и со стороны Национального банка.

Показательная арифметика

Следует напомнить, что украинский бизнесмен Олег Бахматюк должен был бы нести ответственность за банкротство сразу двух банков — вышеупомянутого "ВиЭйБи" и "Финансовой инициативы" (очевидно, вместе с ответственными лицами как самих банков, так и НБУ). Но в этой публикации мы сосредоточимся на кейсе именно "ВиЭйБи Банка", поскольку, среди прочего, в этом случае возникают очевидные аналогии с нынешней ситуацией вокруг Приватбанка: финучреждение было прочно интегрировано в бизнес-процессы своих украинских акционеров; активно привлекало депозиты от населения, и, вероятно, у регулятора были существенные замечания к качеству обеспечения кредитов. Можно вспомнить, что осенью 2014 г. серьезно рассматривалась возможность рекапитализации "ВиЭйБи" за счет государства. Тогда на подобный шаг чиновники не решились, так что сопутствующие государственному менеджменту "утраченные выгоды" не материализовались. А вот избежать реальных убытков от банкротства, как и получить ощутимые компенсации до сих пор не удалось. Поэтому стоит еще раз о них напомнить. Как и о "пикантных" перипетиях процесса.

Контроль над ПАО "ВиЭйБи Банк" О.Бахматюк оформил в 2010–2012 гг., после довольно скандального противостояния с предыдущим собственником С.Максимовым. После этого началась постепенная, но довольно быстрая переориентация розничного учреждения на обслуживание корпоративных клиентов — финотчетность за 2013 г. засвидетельствовала минимизацию кредитования физических лиц, при этом увеличился объем кредитов юрлицам. Эти кредиты были направлены в сельское хозяйство, в котором сосредоточены главные бизнес-интересы Бахматюка. Вопрос, получали ли при этом кредиты его прямые бизнес-конкуренты, — почти риторический.

В то же время, как в дальнейшем подчеркивал НБУ, активно "пылесосились" депозиты населения, которые использовались для кредитования юрлиц, связанных с акционерами банковского учреждения. После банкротства "ВиЭйБи Банка" общий размер расходов государства был оценен на уровне 10,4 млрд грн по следующим направлениям: 7,13 млрд — на выплату возмещения через Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ); 3,13 млрд — невозвращенное рефинансирование НБУ; 0,123 млрд — средства на текущих счетах и депозитах госпредприятий (общая оценка таких убытков Бахматюком на начало 2017-го составляла 9,11 млрд грн). При этом глава НБУ В.Гонтарева не скрывала, что подобная ситуация возникла из-за проблем с кредитным портфелем банков агробарона: один из них выдал, по ее словам, 64% инсайдерам, другой — 96%.

Попробуем на основе публичной годовой и квартальной финансовой отчетности ПАО "ВиЭйБи Банк" определить, что стало причиной признания его неплатежеспособным в ноябре 2014 г. Ниже приведена динамика его основных балансовых показателей в период активного привлечения кредитов рефинансирования НБУ за первые три квартала 2014-го.

Основная изюминка анализа заключается в росте в этот период на 63% объема гривневых кредитов юрлицам и фактическом изъятии из банка межбанковских ресурсов в иностранной валюте. Пикантность ситуации в том, что "ВиЭйБи Банк" в этот период привлекал рефинансирование НБУ в виде кредитов "для сохранения ликвидности", предназначенных для противодействия внезапному оттоку средств вкладчиков (отражено в балансовой статье "средства других банков"). Но из табл. 1 четко видно, что отток гривневых вкладов был компенсирован привлеченными от юрлиц ресурсами. При этом снижение высоколиквидных активов (преимущественно средств на корсчетах в других банках) компенсировалось эквивалентным увеличением портфеля торговых ценных бумаг (вероятно, государственных).

То есть фактически в год революционных изменений, аннексии Крыма и начала АТО только гривневый кредитный портфель субъектов хозяйствования "ВиЭйБи Банка" увеличился на 5 млрд грн (!), что превышает даже рост этого показателя на 3,8 млрд грн в сравнительно благополучном и стабильном 2013 г. (а в целом с учетом предоставленных валютных займов и курсовой переоценки этот показатель повысился более чем на 7,3 млрд грн).

В банке на начало 2014-го были размещены и привлечены на межбанковском рынке валютные средства (вероятнее всего, их встречное размещение среди ограниченного круга банков), на протяжении трех кварталов снижались высоколиквидные активы, фактически сформировался портфель торговых ценных бумаг (вероятно, ОВГЗ).

Таким образом, вывод о направлении полученных от регулятора средств на кредитование родственных бизнес-структур напрашивается в первую очередь. И поскольку речь идет о потере миллиардных объемов госсредств, правоохранители должны были бы аргументировать снятие претензий к владельцу как-то более обоснованно, чем коротким и общим сообщением об отсутствии состава преступления.

Понятно, что в хитросплетении банковских операций определить их очередность и источники проведения могут только надзорные подразделения регулятора, имевшие доступ к ежедневной статистической информации относительно "ВиЭйБи Банка". Скорее всего, для контроля использования рефинансирования в банке находилось уполномоченное лицо НБУ (так называемый куратор), имевшее доступ к информации о деятельности банка фактически в режиме онлайн. Более того, банк уже тогда должны были бы признать проблемным (а не в октябре 2014 г.), а его кредитные операции — жестко ограничить. И констатация факта чрезвычайной кредитной активности "ВиЭйБи" именно во время не менее активного привлечения от регулятора ресурсов для компенсации оттока средств клиентов и сохранения приемлемого уровня ликвидности вызывает не только удивление, но и обоснованные подозрения о наличии преступного сговора должностных лиц. Тем более, что очень показательной оценкой эффективности вышеупомянутой "кредитной деятельности" стало определение рядом украинских деловых изданий со ссылкой на ФГВФЛ оценочной стоимости активов "ВиЭйБи Банка" на уровне 19–23% от их номинала.

Вопросы к регулятору

Весной 2014 г. НБУ разработал и на протяжении нескольких месяцев активно применял специальный вид рефинансирования — так называемые кредиты для сохранения ликвидности (порядок проведения таких операций был регламентирован постановлением НБУ №91 от 24 февраля 2014 г.). Такие займы регулятора предоставлялись коммерческим банкам на срок до года, основным видом залога по ним были имущественные права по кредитам наивысшей первой и второй категорий качества (по классификации НБУ). "ВиЭйБи Банк" получил от регулятора в марте 2014-го вышеупомянутых кредитов в целом на 850 млн грн, а в апреле — на 1 млрд. Получение таких средств сопровождалось нормативным требованием о фиксации допустимого уровня кредитного портфеля моментом выдачи. То есть кредитовать новых заемщиков можно только на сумму погашения предварительно выданных кредитов. За некоторыми исключениями: кредитов в пределах проектов международных финансовых организаций (ЕБРР, Кредитного учреждения для восстановления (Kfw) и др.) и займов сельскохозяйственным товаропроизводителям, которые не являются связанными с банком лицами (кроме соответствующей классификации по КВЭД, дополнительным критерием является минимум 75% валового дохода, полученного от деятельности в сфере сельского хозяйства). Наверное, здесь и скрывается разгадка возможности увеличения кредитного портфеля при условии привлечения средств от НБУ для сохранения ликвидности. Предоставление Нацбанком такой отраслевой льготы и сделало возможным наращивание кредитного портфеля банков, которые испытывают острую потребность в поддержке ликвидности и привлекают для этого средства от регулятора с определенными ограничениями относительно собственной деятельности.

Сразу возникают профессиональные вопросы к Нацбанку: каков механизм контроля над целевым использованием кредитных ресурсов регулятора, в частности оценка реальной потребности в кредитных средствах и кредитоспособности сельхозпроизводителей, соответствия их задекларированной деятельности фактической деловой активности? Например, согласно вышеупомянутым отраслевым льготам вполне возможным было кредитование на 100 млн грн заемщика с уставным капиталом в 2 тыс. грн и одним человеком в штате, если по КВЭД он относился к секции "А" и получал 75% дохода от сельского хозяйства. Тематические проверки НБУ по выполнению нормативных требований о получении банками кредитов для сохранения ликвидности, скорее всего, не углублялись в экономический анализ вышеупомянутых групп заемщиков.

Глава НБУ В.Гонтарева публично отмечала, что уровень кредитования связанных лиц в банках О.Бахматюка в разы превышал допустимые регуляторные требования (составляя 60–90%). Логично, что часть такого инсайдерского кредитного портфеля была сформирована в 2014 г. Почему Нацбанк в ходе тематических проверок ПАО "ВиЭйБи Банк" не идентифицировал эти проблемы и не принял меры для возврата средств рефинансирования? Вполне возможно, что доказать связанность заемщиков с акционерами было проблематично из-за пробелов в законодательстве. Был ли составлен перечень таких "слабых звеньев" в процедурах идентификации связанных сторон с дальнейшим оформлением выявленных фактических критериев в нормативные требования Нацбанка?

"Финансовая инициатива" — еще один контролируемый О.Бахматюком банк — был признан НБУ неплатежеспособным 20 ноября 2014 г. ("ВиЭйБи Банк" получил такой статус 23 июня 2015 г.). Непонятны причины, по которым регулятор оставлял на рынке почти семь месяцев другое банковское учреждение аграрного барона. Почему вышеупомянутые банки не составляли единую банковскую группу согласно нормативным требованиям НБУ? Ведь важным для понимания реальной платежеспособности акционера является комплексный анализ всех его бизнес-проектов (прежде всего, конечно, банков). Плюс в условиях кризиса активы быстро теряют свою стоимость, зачем тогда медлить с решением вопроса вывода банка с рынка?

Такой желаемый компромисс

Что же в итоге? Банкротство банковских учреждений привело к огромным расходам Фонда гарантирования вкладов, старту юридических процедур взимания задолженности по кредитам рефинансирования НБУ (в частности на личное имущество О.Бахматюка) и фактической потере средств бизнесом и крупными вкладчиками в обанкротившихся финучреждениях. Бахматюк стал героем инфографики от НБУ: регулятор обвинил бизнесмена в том, что его обанкротившиеся банки задолжали государству, частным клиентам и регулятору средства в целом на 37,9 млрд грн. Нацбанк вроде бы активизировался в юридической плоскости, были поданы пять исков об обращении взимания по личному поручительству Бахматюка, инициировано уголовное производство в этом деле. Печерским райсудом г. Киева было даже вынесено постановление об аресте имущества бизнесмена (обжалованное его юристами в апелляционном порядке). В ответ Бахматюк публично обвинил лично главу НБУ в нежелании достичь взаимовыгодного компромисса, грязной пиар-кампании, попытке довести до банкротства его бизнес.

Имеет право на жизнь мнение отдельных инвестаналитиков, что публичные заявления О.Бахматюка являются элементом игры, направленной на усиление его позиций в переговорах о реструктуризации задолженности перед иностранными кредиторами.

В этом контексте довольно интересна информация, приведенная в письме ФГВФЛ на имя тогдашнего премьер-министра А.Яценюка (№23-33924/15 от 23 сентября 2015 г.), в котором проанализированы результаты работы с активами обанкротившихся банков и приведены, с цифровым обоснованием, убытки от типичных схем вывода из них средств.

Фактически были констатированы убытки от, мягко говоря, недостаточно успешного надзора регулятора над банковскими учреждениями. Эффективное противодействие вышеупомянутым схемам находится в сфере ответственности НБУ, который должен был их выявить на ранних этапах с дальнейшим принятием превентивных мер. Так что ответственность за плачевные последствия ситуации с "ВиЭйБи Банком" вместе с его собственниками и менеджментом должен нести и регулятор, а точнее, его конкретные должностные лица.

В этой ситуации ярко проявилось существующее (и, надо признать, для этого есть реальные основания) недоверие между, с одной стороны, участниками рынка, акционерами банков и, с другой — регулятором. Тем более что и ФГВФЛ, мягко говоря, до сих пор не проявил себя эффективным распорядителем активами, переходящими под его надзор. А в случае того же "ВиЭйБи" получение регулятором банковского сектора права управления одним из крупнейших агрохолдингов, перегруженным долговыми обязательствами, явно не обеспечит успешность компенсации потерь из-за его банкротство. Да и практика бесконечных юридических противостояний вряд ли принесет пользу, особенно госбюджету.

В таких условиях заключение компромиссных для сторон соглашений действительно могло хотя бы частично снять напряжение (а заодно и вернуть часть потерянных средств). Но это — только в теории, поскольку подобные компромиссы могли бы сработать в общественных интересах лишь при условии обеспечения предпосылок для их абсолютной законности и прозрачности, а также наличия общественно-легитимного арбитра, который бы обеспечивал как прозрачность заключения соглашений, так и их выполнение. К сожалению, в нынешних украинских реалиях все вышеуказанное выглядит почти фантастикой.

Подытоживая изложенное

В очередной раз общественное внимание акцентировано на том, какие колоссальные убытки, тождественные объемам расходов бюджета по самым важным статьям, генерируют обанкротившиеся банки. Основные расходы возникают из-за выплаты возмещения вкладчикам из ФГВФЛ и проблемности взимания задолженности по кредитам рефинансирования НБУ. Даже несколько совещаний с руководством государства, о которых упоминал Бахматюк в своем открытом письме, пока не привели к желаемому результату.

А таким результатом для общества, в который раз подчеркнем, является максимальное возмещение понесенных государством убытков. При наличии непростых вопросов как к бизнес-практикам местных предпринимателей и финансистов, так и к эффективности надзора регулятора позиции сторон должны быть в прозрачной форме донесены обществу и иметь понятное экономическое обоснование. Без выполнения этих условий обворовывание государства и вкладчиков вряд ли прекратится.