«Сбои нарастают лавинообразно»

«Сбои нарастают лавинообразно»
30.10.2020 20:36
shadow

Как работает система обязательной маркировки лекарств и кто на ней зарабатывает

Об этом сообщает Устав Груп


Иностранные производители о задержках при поставке лекарств в Россию из-за сбоев в системе маркировки, ставшей обязательной этим летом. The Bell рассказывает, почему после многолетнего тестирования эта система не работает как следует и кто на ней зарабатывает. Фармкомпании не могут своевременно поставить в Россию 40 млн упаковок более чем 450 различных препаратов из-за нестабильной работы системы маркировки, опрос компаний — участников Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM). Вместе компании AIPM занимают почти 80% мирового фармрынка. Сложности при вводе продукции в гражданский оборот испытали больше половины иностранных производителей, сбои в системе при отгрузке дистрибьюторам фиксировали две трети.


Негативная оценка работы системы маркировки лекарств её участниками последовала за двумя масштабными сбоями за месяц: 30 сентября потерялись данные о загруженных в систему лекарствах, а 20 октября она не работала 12 часов, и аптеки из-за этого не могли продавать некоторые препараты.


24 октября министр промышленности и торговли Денис Мантуров , что система временно переводится в уведомительный режим, что позволит российским дистрибьюторам продавать лекарства без подтверждения маркировки. ЦРПТ уверяет, что при росте нагрузки на систему на порядок система работает стабильно, а сбои — единичные случаи, «связанные с нарушением целостности данных».



Что важно знать о системе маркировки


Маркировка лекарств стала обязательной для всех с 1 июля 2020 года. Эксперимент начался ещё в 2017 году, а с октября 2019 года маркировка стала обязательной для немногих дорогостоящих препаратов. Расширить требование на все лекарства должны были 1 января этого года, но срок был продлен на полгода.


Заявленная цель проекта — повышение прозрачности торговли и борьба с контрафактом. Каждый товар должен получать специальные цифровые метки (Data Matrix), которые позволяют отследить весь его путь от производства до продажи.


Данные о движении маркируемого товара передаются в систему «Честный знак», оператором которой выступает Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). У «Честного знака» есть пользовательское приложение для смартфона, с помощью которого каждый может проверить подлинность товара по метке. Для лекарств создана подсистема «Мониторинг движения лекарственных препаратов» (МДЛП).


Обязательной маркировке в России уже табачная продукция, обувь, духи, фотоаппараты. С 1 ноября 2020 года стартует обязательная маркировка для шин и покрышек, а с 1 января 2021 года — для некоторых товаров лёгкой промышленности. Также проходит эксперимент по маркировке велосипедов, молочной продукции, питьевой воды и кресел-колясок. Планируется, что к 2024 году маркировка будет обязательной для всех производимых и импортируемых в Россию товаров.


В качестве примера успешного внедрения маркировки обычно маркировку шуб, с помощью которой этот сектор рынка удалось вывести из тени. За один только 2016 год бюджет получил от неё дополнительно 500 млн рублей.


Что особенного в лекарствах


До тех пор пока маркировка была обязательной не для всех позиций, дистрибуторы не без труда, но справлялись с нагрузкой и техническими проблемами системы. Сейчас сбои периодически разрывают цепочки поставок и приводят к остановке продаж в аптеках, Forbes. Проблемы включают:


  • сбои на стороне ЦРПТ и многочасовые перерывы на обновление ПО;


  • трудоемкость сканирования: независимо от цены лекарства оператор должен вводить в МДЛП каждый блистер;


  • некачественная маркировка лекарств;


  • сложности с отменой при некорректном заказе.


Оператор утверждает, что более 97% поступающих в МДЛП документов обрабатываются менее чем за 10 минут, а проблемы с продажей маркированных лекарств невозможны. Но у фармацевтов другое мнение: на прошлой неделе они письмо премьеру Мишустину, указав, что «сбои нарастают лавинообразно». По их мнению, в пандемию нужно разрешить продажу лекарств вне привязки к МДЛП, штрафовать ЦРПТ за сбои и, наоборот, освободить от санкций аптеки.


Кто на этом зарабатывает


В апреле 2019 года Дмитрий Медведев, занимавший тогда пост премьер-министра, без проведения конкурса сделать ЦРПТ безальтернативным оператором системы цифровой маркировки всех товаров в России. Созданный в 2017 году ЦРПТ на 50% принадлежит USM Holdings Алишера Усманова и партнёров, вторую половину поровну делят «Ростех» и управляющий партнёр Almaz Capital Александр Галицкий.


По данным «Спарк-Интерфакс», чистый убыток ООО «Центр развития перспективных решений» по РСБУ в 2017 году составил 60,35 млн рублей, в 2018 году — 176,13 млн рублей, а в 2019 году компания показала чистую прибыль 66,4 млн рублей.


В августе 2018 года «Ведомости» , что ЦРПТ вложит в систему маркировки 205,7 млрд рублей за 15 лет. В июне 2019 года председатель совета директоров ЦРПТ Михаил Дубин газете, что до конца того года планировались затраты около 20 млрд рублей, а в первые пять лет акционеры собирались вложить в проект около 70 млрд рублей.


ЦРПТ 46% компании «Трекмарк», производящей оборудование для маркировки лекарств (10% — у РФПИ). Комплект оборудования для фармпроизводств в 2018 году стоил от 3 млн рублей для небольших линий до 14 млн рублей для крупных.


По данным «Ведомостей», за первые семь лет проекта ЦРПТ рассчитывал ежегодно получать прибыль в 1,5 млрд рублей и при доходности 16% выйти за это время на окупаемость. С каждой единицы маркированного товара ЦРПТ сейчас получает 60 копеек (с учетом НДС), исключение составляют жизненно необходимые лекарства дешевле 20 рублей, которые маркируют бесплатно.


Оператор также планировал компенсировать затраты на проект продажей аналитики в будущем. Речь могла идти о прямой продаже данных из системы третьим лицам, собственных информационных сервисах или аналитике товарных рынков, источники The Bell. Но заработать на использовании данных ЦРПТ не сможет, кроме случаев, прописанных в соглашении с правительством, — это стало понятно, когда правительство бизнесу недискриминационный доступ к системе маркировки товаров.


Интернет-омбудсмен, член генсовета «Деловой России» Дмитрий Мариничев , что в сложившемся виде система маркировки сводится к косвенному налогу с неясными бенефициарами. По его мнению, маркировку могли бы вводить сами производители, а сводить их базы данных воедино — открытый фонд. Тогда «мы получим правильный баланс интересов, а не потенциально коррупционную систему государственно-частного партнёрства а-ля “Платон”», отмечал он.


Алена Якушова


Источник: “https://scandaly.ru/2020/10/30/sboi-narastayut-lavinoobrazno/”