Модель казахстанской дипломатии

30.09.2020 23:36
shadow

Сего­дня казах­стан­ские дипло­ма­ты отме­ча­ют свой про­фес­си­о­наль­ный празд­ник. Все годы неза­ви­си­мо­сти дипло­ма­ти­че­ская служ­ба суве­рен­но­го Казах­ста­на эффек­тив­но рабо­та­ла на обес­пе­че­ние взя­то­го Пер­вым Пре­зи­ден­том Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым кур­са на мно­го­век­тор­ную, сба­лан­си­ро­ван­ную, миро­лю­би­вую внеш­нюю поли­ти­ку, кото­рая помог­ла нашей стране заслу­жить высо­кий авто­ри­тет, занять своё осо­бое место в меж­ду­на­род­ных отно­ше­ни­ях, успеш­но защи­щать наци­о­наль­ные инте­ре­сы. О внеш­ней поли­ти­ке по «моде­ли Назар­ба­е­ва», куль­тур­ной дипло­ма­тии и фор­ми­ру­ю­щей­ся новой реаль­но­сти в меж­ду­на­род­ных отно­ше­ни­ях мы пого­во­ри­ли с Чрез­вы­чай­ным и Пол­но­моч­ным Послом Казах­ста­на в Румы­нии Нур­ба­хом Русте­мо­вым.

Об этом сообщает Москов пост


– Нур­бах Тура­ро­вич, ско­ро Казах­стан будет отме­чать День сто­ли­цы, поэто­му в первую оче­редь хоте­лось бы пого­во­рить об ини­ци­а­ти­ве откры­тия в Буха­ре­сте скве­ра Нур-Сул­тан. Как появи­лась эта идея? Слож­но ли было достичь дого­во­рен­но­стей с румын­ской сто­ро­ной? Ведь пере­име­но­ва­ние объ­ек­та в пре­стиж­ном рай­оне в сто­ли­це евро­пей­ской стра­ны – про­цесс весь­ма непро­стой.




– На эту идею меня вдох­но­ви­ло реше­ние Гла­вы госу­дар­ства Касым-Жомар­та Тока­е­ва по пере­име­но­ва­нию сто­ли­цы нашей рес­пуб­ли­ки в про­шлом году. Все казах­стан­ские диплома­ты зна­ют, что наш Пре­зи­дент все­гда отли­чал­ся глу­би­ной исто­ри­че­ской мыс­ли, тон­ким пони­ма­ни­ем момен­та и ожи­да­ний казах­стан­ских граж­дан.


После избра­ния Пре­зи­ден­том Казах­ста­на Касым-Жомар­та Тока­е­ва про­шло уже боль­ше года. Мы все видим, что Гла­ва госу­дар­ства сумел спло­тить вокруг себя еди­но­мыш­лен­ни­ков и про­вел серьез­ную рабо­ту, не оста­вив без вни­ма­ния ни еди­но­го аспек­та раз­ви­тия стра­ны, в том чис­ле и вопро­сы внеш­не­по­ли­ти­че­ской дея­тель­но­сти.


Про­дол­же­ние взя­то­го ­Елба­сы Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым кур­са на про­ве­де­ние сба­лан­си­ро­ван­ной мно­го­век­тор­ной внеш­ней поли­ти­ки и уси­ле­ние эко­но­ми­че­ской состав­ля­ю­щей казах­стан­ской дипло­ма­тии – важ­ней­ший аспект, определяю­щий внеш­не­по­ли­ти­че­скую дея­тельность Казах­ста­на.


Обо­зна­чен­ные под­хо­ды внеш­ней поли­ти­ки, как и дру­гие поли­ти­че­ские рефор­мы Гла­вы госу­дар­ства, в том чис­ле по вопро­сам изме­не­ния зако­на о митин­гах и декри­ми­на­ли­за­ции ряда ста­тей, полу­чи­ли высо­кую оцен­ку со сто­ро­ны евро­пей­ских дипло­ма­тов и уче­ных, кото­рые все­гда под­дер­жи­ва­ли мно­го­век­тор­ную и кон­струк­тив­ную внеш­нюю поли­ти­ку Казах­ста­на.


Необ­хо­ди­мо так­же отме­тить, что за успе­ха­ми нашей стра­ны при­сталь­но наблю­да­ют не толь­ко в Евро­пе, но и во всем мире. Мы уже при­вык­ли, что внеш­няя поли­ти­ка по «моде­ли Назар­ба­е­ва» изу­ча­ет­ся во мно­гих дипло­ма­ти­че­ских ака­де­ми­ях мира, веду­щих «моз­го­вых цен­трах» и ака­де­ми­че­ских кру­гах.


Воз­мож­но, это и ста­ло глав­ной при­чи­ной, поче­му наши румын­ские кол­ле­ги столь опе­ра­тив­но под­дер­жа­ли ини­ци­а­ти­ву по пере­име­но­ва­нию скве­ра в честь Елба­сы Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва и нашей сто­ли­цы. За что мы им при­зна­тель­ны.


– Вы отме­ти­ли внеш­нюю поли­ти­ку, осно­ван­ную на «моде­ли Назар­ба­е­ва». В чем её зна­чи­мость и поче­му казах­стан­ский под­ход так ува­жа­ют зару­беж­ные парт­не­ры?


– В первую оче­редь необ­хо­ди­мо отме­тить, что совре­мен­ный Казах­стан – это успеш­ная, ста­биль­но раз­ви­ва­ю­ща­я­ся стра­на, зани­ма­ю­щая достой­ное место в кон­струк­ции миро­вых про­цес­сов. Вме­сте с тем внеш­не­по­ли­ти­че­ский курс Казах­ста­на, про­ло­жен­ный Пер­вым Пре­зи­ден­том – Елба­сы Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым, стал одним из важ­ней­ших фак­то­ров, обес­пе­чив­ших успеш­ное ста­нов­ле­ние рес­пуб­ли­ки в пер­вые годы неза­ви­си­мо­сти и её раз­ви­тие на сего­дняш­нем эта­пе.


Лидер нации Нур­сул­тан ­Назар­ба­ев все­гда отме­чал, что внеш­няя поли­ти­ка – один из важ­ней­ших инстру­мен­тов укреп­ле­ния кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти стра­ны. И сего­дня её клю­че­вые прин­ци­пы в Казах­стане бази­ру­ют­ся на праг­матизме, мно­го­век­тор­но­сти и при­вер­жен­но­сти наци­о­наль­ным инте­ре­сам.


Нур­сул­тан Назар­ба­ев посвя­тил свою жизнь созда­нию госу­дар­ствен­но­сти и укреп­ле­нию нашей Роди­ны. Казах­стан и Лидер нации во мно­гом тож­дественны. Так что Елба­сы фак­ти­че­ски и оли­це­тво­ря­ет собой казах­стан­скую дипло­ма­тию. Имен­но поэто­му казах­стан­ская внеш­не­по­ли­ти­че­ская модель все­ми при­зна­ет­ся как «модель Назар­ба­е­ва».


Внеш­няя поли­ти­ка по «моде­ли Назар­ба­е­ва» поз­во­ли­ла Казах­ста­ну избе­жать или бла­го­по­луч­но пре­одо­леть мно­гие про­бле­мы в систе­ме меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний. И мно­гие зару­беж­ные дипло­ма­ты отме­ча­ют муд­рость реше­ния Гла­вы госу­дар­ства Касым-Жомар­та Тока­е­ва про­дол­жить про­ве­рен­ный и успеш­ный внеш­не­по­ли­ти­че­ский курс стра­ны.


При этом нель­зя забы­вать и того, что сам Пре­зи­дент Касым-Жомарт Тока­ев, мно­гие годы зани­мав­ший пост мини­стра ино­стран­ных дел Казах­ста­на, внес колос­саль­ный вклад в фор­ми­ро­ва­ние и раз­ви­тие внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го кур­са стра­ны.


К тому же наш Пре­зи­дент явля­ет­ся одним из наи­бо­лее опыт­ных и авто­ри­тет­ных меж­ду­на­род­ных дея­те­лей не толь­ко Цен­траль­но-Ази­ат­ско­го реги­о­на, но и все­го пост­со­вет­ско­го про­стран­ства. Он лич­но при­ни­мал актив­ное уча­стие в раз­ре­ше­нии важ­ней­ших гло­баль­ных про­блем на самом высо­ком уровне на пози­ции заме­сти­те­ля Гене­раль­но­го сек­ре­та­ря ООН, гла­вы евро­пей­ско­го отде­ле­ния ООН в Жене­ве.


Весь мир пом­нит, что Казах­стан пер­вым в исто­рии отка­зал­ся от ядер­но­го ору­жия, закрыл Семи­па­ла­тин­ский ядер­ный поли­гон и посто­ян­но при­зы­ва­ет госу­дар­ства отка­зать­ся от ядер­но­го ору­жия. Имен­но такие успе­хи рес­пуб­ли­ки свя­за­ны с дипло­ма­ти­ей по «моде­ли Назар­ба­е­ва» и вызы­ва­ют ува­же­ние и бла­го­дар­ность во мно­гих стра­нах.


Вме­сте с тем мир не сто­ит на месте. Меня­ет­ся соот­но­ше­ние сил на миро­вой арене, раз­ви­тие нау­ки и тех­ни­ки при­во­дит к фун­да­мен­таль­ным изме­не­ни­ям в эко­но­ми­ке, обще­стве, воз­ни­ка­ют новые про­ти­во­ре­чия в реги­о­наль­ных отно­ше­ни­ях.


На наших гла­зах про­ис­хо­дит пере­рас­пре­де­ле­ние гло­баль­но­го балан­са сил, появ­ле­ние новых цен­тров эко­но­ми­че­ской мощи и свя­зан­но­го с этим поли­ти­че­ско­го вли­я­ния. Все это ста­вит перед дипло­ма­та­ми абсо­лют­но всех стран мира зада­чи опе­ра­тив­ной адап­та­ции, посто­ян­но­го совер­шен­ство­ва­ния и кор­рек­ти­ров­ки постав­лен­ных целей.


В таких усло­ви­ях сего­дня осо­бен­но вос­тре­бо­ва­ны после­до­ва­тель­ная и стра­те­ги­че­ски выве­рен­ная систе­ма меж­ду­на­род­но­го диа­ло­га и в особеннос­ти поли­ти­ки-дипло­ма­ты масш­таба Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва и Касым-Жомар­та Тока­е­ва.


– А чем кон­крет­но обу­слов­ле­ны изме­не­ния, о кото­рых Вы гово­ри­те? Что, по-Ваше­му, явля­ет­ся основ­ным содер­жа­ни­ем нынеш­не­го эта­па раз­ви­тия меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний?


– Хоро­ший вопрос. Сего­дня не толь­ко дипло­ма­тия, но и весь мир всту­па­ет в следую­щий этап сво­е­го раз­ви­тия. Мы наблю­да­ем пере­ход к новой архи­тек­ту­ре миро­во­го поли­ти­че­ско­го поряд­ка, что пред­став­ля­ет осо­бый инте­рес для дипло­ма­тов с при­клад­ной точ­ки зре­ния.


Это мож­но обу­сло­вить сле­ду­ю­щи­ми фак­то­ра­ми и тен­ден­ци­я­ми.


Во-пер­вых, пан­де­ми­ей коро­на­ви­ру­са и все­ми сопутствую­щими послед­стви­я­ми. Мир мед­лен­но, но посте­пен­но адап­ти­ру­ет­ся к новой реаль­но­сти.


Даже сего­дня пока рано оце­ни­вать эко­но­ми­че­ские, полити­ческие и соци­аль­ные послед­ствия от рас­про­стра­не­ния эпи­де­мии. Все схо­дят­ся лишь в одном – наша жизнь в пост­ко­ро­на­ви­рус­ную эпо­ху не будет преж­ней. При этом дипло­ма­тия, по всей види­мо­сти, ста­нет одной из сфер, наи­бо­лее ост­ро ощу­тив­ших на себе вли­я­ние COVID-19.


Во-вто­рых, обостре­ние кон­ку­рен­ции меж­ду миро­вы­ми дер­жа­ва­ми. Это харак­те­ри­зу­ет­ся ростом новых и не все­гда пози­тив­ных трен­дов.


В послед­нее вре­мя в евро­пей­ских уче­ных кру­гах ста­но­вит­ся попу­ляр­ной тео­рия о пред­сто­я­щем мас­штаб­ном про­цес­се декап­лин­га и необ­хо­ди­мо­сти при­со­еди­не­ния к той или иной плат­фор­ме раз­ви­тия. Это будет иметь место в сфе­рах эко­но­ми­ки, циф­ро­ви­за­ции, тор­гов­ли, воен­но­го сотруд­ни­че­ства и, конеч­но же, дипло­ма­тии. Все это так­же неиз­беж­но ока­жет вли­я­ние на обще­ми­ро­вое раз­ви­тие в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве.


В‑третьих, как уже неод­но­крат­но отме­ча­лось веду­щи­ми авто­ри­те­та­ми в сфе­ре меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний, миро­вой центр эко­но­ми­че­ско­го и поли­ти­че­ско­го раз­ви­тия посте­пен­но пере­ме­ща­ет­ся в Азию. Дан­ный фак­тор, вполне веро­ят­но, оста­нет­ся осно­во­по­ла­га­ю­щим драй­ве­ром изме­не­ний в дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве.


– Вы затро­ну­ли наи­бо­лее акту­аль­ную сего­дня тему пан­де­мии. Како­во будет её вли­я­ние на меж­ду­на­род­ную систе­му дипло­ма­тии и вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду госу­дар­ства­ми? Как это будет выгля­деть на прак­ти­ке?


– С при­клад­ной точ­ки зре­ния наи­бо­лее замет­ное вли­я­ние про­яв­ля­ет­ся на пере­го­вор­ном про­цес­се. Круп­ные дипло­ма­ти­че­ские меро­при­я­тия, такие как сам­ми­ты, кон­фе­рен­ции и даже встре­чи глав госу­дарств, теперь про­во­дят­ся в режи­ме онлайн. Речь идёт даже о таких важ­ных встре­чах, как пере­го­во­ры лиде­ров стран G7 или засе­да­ния ОПЕК.


С одной сто­ро­ны, новые усло­вия поз­во­ля­ют эко­но­мить зна­чи­тель­ные ресур­сы. В первую оче­редь речь идёт о рас­хо­дах на орга­ни­за­цию меро­при­я­тий, пере­ле­ты, обес­пе­че­ние уча­стия и так далее, а так­же о вре­мен­ных ресур­сах, так как встре­чи и пере­го­во­ры в онлайн-фор­ма­те ред­ко длят­ся более несколь­ких часов.


С дру­гой сто­ро­ны, орга­ни­за­ция онлайн-пере­го­во­ров на высо­ком уровне тре­бу­ет боль­ших тех­но­ло­ги­че­ских ресур­сов, кото­рые необ­хо­ди­мы для обес­пе­че­ния ста­биль­ной свя­зи и кон­фи­ден­ци­аль­но­сти. В резуль­та­те каж­дое подоб­ное меро­при­я­тие обо­ра­чи­ва­ет­ся серьез­ным вызо­вом.


К тому же ника­кая эко­но­мия не ком­пен­си­ру­ет пре­иму­ществ лич­ных пере­го­во­ров в фор­ма­те тет-а-тет. Дипло­ма­тия – это слож­ный, мно­го­уров­не­вый про­цесс, тре­бу­ю­щий осо­бо­го инди­ви­ду­аль­но­го под­хо­да к каж­дому нюан­су, чего, без­услов­но, слож­но достичь онлайн.


Одна­ко в любой ситу­а­ции есть свои плю­сы. Как ранее отме­чал Гла­ва госу­дар­ства, дипло­ма­тия долж­на извлечь уро­ки из пан­де­мии. Эта вынуж­ден­ная пау­за и вре­мен­ная невоз­мож­ность про­ве­де­ния пере­го­во­ров или посе­ще­ния офлайн-меро­при­я­тий откры­ва­ет новые воз­мож­но­сти.


К при­ме­ру, допол­ни­тель­ное сво­бод­ное вре­мя мы актив­но исполь­зу­ем для повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции. К тому же сло­жив­ша­я­ся ситу­а­ция тре­бу­ет пере­осмыс­ле­ния, ана­ли­за и оцен­ки, а так­же про­гно­зи­ро­ва­ния всех воз­мож­ных сце­на­ри­ев её даль­ней­ше­го раз­ви­тия.


Думаю, все это в ито­ге поз­во­лит повы­сить про­фес­си­о­наль­ный уро­вень оте­че­ствен­ных дипло­ма­тов, что одно­знач­но поспо­соб­ству­ет уско­рен­но­му раз­ви­тию и укреп­ле­нию Казах­ста­на.


Так­же необ­хо­ди­мо отме­тить, что в новых реа­ли­ях осо­бо важ­ное место зани­ма­ет как раз куль­тур­ная дипло­ма­тия, кото­рая явля­ет­ся глав­ной при­чи­ной нашей бесе­ды. Пре­иму­ще­ство куль­тур­ной дипло­ма­тии в том, что она не все­гда тре­бу­ет лич­но­го кон­так­та, боль­ших затрат или неимо­вер­ных уси­лий.


Так, откры­тие скве­ров или памят­ни­ков в Буха­ре­сте даст воз­мож­ность нашим восточ­но­ев­ро­пей­ским дру­зьям соприкос­нуться с казах­ской куль­ту­рой, исто­ри­ей. Это осо­бен­но важ­но в пери­од пан­де­мии, когда люди вре­мен­но лиши­лись возможнос­ти сво­бод­но путе­ше­ство­вать.


Поз­же, когда мир успеш­но пре­одо­ле­ет испы­та­ние коро­на­ви­ру­сом, уве­рен, мно­гие румын­ские граж­дане захо­тят побли­же позна­ко­мить­ся с Казах­ста­ном, наши­ми обы­ча­я­ми. Это, в свою оче­редь, будет спо­соб­ство­вать раз­ви­тию туриз­ма, биз­не­са и росту эко­но­ми­ки в целом.


– Конеч­но, с уче­том рас­про­стра­не­ния пан­де­мии и обостре­ния отно­ше­ний меж­ду отдель­ны­ми стра­на­ми, важ­ность куль­тур­ной дипло­ма­тии сего­дня слож­но пере­оце­нить. Насколь­ко силь­но она спо­соб­ству­ет раз­ви­тию эко­но­ми­че­ско­го и полити­ческого диа­ло­га? И какие ещё куль­тур­ные меро­при­я­тия наме­че­ны Посоль­ством Казах­ста­на в Румы­нии в бли­жай­шем буду­щем?


– Само поня­тие «куль­тур­ной дипло­ма­тии» вклю­ча­ет в себя мно­же­ство аспек­тов, в том чис­ле обмен мне­ни­я­ми, инфор­ма­ци­ей, опы­том и зна­ни­я­ми, и направ­ле­на она на укреп­ле­ние вза­и­мо­по­ни­ма­ния меж­ду госу­дар­ства­ми.


Во мно­гих стра­нах в послед­ние годы наби­ра­ет попу­ляр­ность сек­тор так назы­ва­е­мой кре­а­тив­ной эко­но­ми­ки, или эко­но­ми­ки зна­ний. Она под­ра­зу­ме­ва­ет раз­ви­тие человеческо­го капи­та­ла и совре­мен­ных тех­но­ло­гий, посто­ян­ную гене­ра­цию новых зна­ний. Все это потом нахо­дит отра­же­ние и прак­ти­че­скую реа­ли­за­цию как раз в куль­тур­ной дипло­ма­тии.


Здесь у Казах­ста­на есть суще­ствен­ное пре­иму­ще­ство перед мно­ги­ми стра­на­ми, и нам необ­хо­ди­мо поль­зо­вать­ся этим. Уни­каль­ность казах­ской куль­ту­ры в том, что она нахо­дит сво­их поклон­ни­ков и вызы­ва­ет инте­рес как на Восто­ке, так и на Запа­де.


Осно­вы­ва­ясь на опы­те рабо­ты в Иране, Вен­грии и Сер­бии, а так­же на резуль­та­тах посто­ян­ных встреч и пере­го­во­ров с уче­ны­ми и дипло­ма­та­ми из дру­гих стран мира, мож­но с уве­рен­но­стью утвер­ждать, что исто­рия Казах­ста­на, наша коче­вая куль­ту­ра могут быть при­вле­ка­тель­ны для всех.


К при­ме­ру, озна­ко­мив наших румын­ских кол­лег с твор­че­ством Абая Кунан­ба­е­ва, мы при­шли к сов­мест­но­му реше­нию открыть памят­ник вели­ко­му казах­ско­му поэту в сто­ли­це стра­ны Буха­ре­сте в сен­тяб­ре теку­ще­го года. Ранее мы так­же откры­ли памят­ник Абаю в Вен­грии и памят­ник Джам­бу­лу в Сер­бии.


Осо­бый фурор у евро­пей­ской пуб­ли­ки вызва­ло орга­ни­зо­ван­ное нашим посоль­ством турне арти­стов теат­ров «Аста­на Опе­ра» и «Аста­на Балет», кото­рое обсуж­да­лось в мест­ных СМИ и сре­ди цени­те­лей куль­ту­ры на про­тя­же­нии мно­гих меся­цев после его завер­ше­ния.


Неза­бы­ва­е­мое впе­чат­ле­ние каж­дый раз остав­ля­ли казах­стан­ские арти­сты, такие как Димаш Кудай­бер­ге­нов и мно­гие дру­гие. Подоб­ных успеш­ных меро­при­я­тий было мно­го – невоз­мож­но пере­чис­лить все. Но глав­ное, что вез­де мест­ные вла­сти и граж­дане с осо­бым теп­лом и бла­го­дар­но­стью при­ни­ма­ли части­цу казах­ской куль­ту­ры.


Ану­ар Кал­мы­ков


Источник: “https://zagranburo.org/модель-казахстанской-дипломатии/”