Редакция «ВВ» вместе с коллегами из Москвы, Санкт-Петербурга и Крыма продолжает публикацию серии журналистских расследований Избранное

05.06.2020 10:30
shadow

об итогах приватизации государственной собственности, в рамках которого предлагает Вашему вниманию трилогию «История разграбления Питера».

Нам удалось приоткрыть завесу тайны над офшорными организациями Кипра, Лихтенштейна и прочих экзотических стран, благодаря которым с начала 90-х годов и по настоящее время на территории страны создавались теневые схемы по выводу государственных активов за рубеж, что привело к печальным экономическим последствиям сегодняшнего дня.

Многочисленность обнаруженных нами организаций, запутанная система взаимодействия между ними, огромный разброс по месту и времени их функционирования не позволяют отразить всю существующую картину в рамках одной газетной публикации, в связи с чем планируется организовать съёмки документального фильма об истинных масштабах и участниках хищений государственных активов на базе проведённых расследований.

Часть первая:

Как «заработать» миллиард на бюджетных активах?

В начале было слово.

В мае 1993 года в Лондоне была создана компания «First Quantum UK Limited», совладельцем которой стал будущий теневой олигарх Виталий Южилин, благодаря которому сфера интересов скромной британской компании, ориентированной на нефтепереработку, внезапно расширилась до масштабов стратегических активов Северо-Запада России («От «Криминальной столицы» до «Крымской весны»»).

В 1995 году «First Quantum UK Limited» берет под контроль скромную лихтенштейнскую фирму «NASDOR Incorporated», которая спустя два года становится держателем контрольного пакета акций печально известного питерского закрытого акционерного общества «Объединение Банков Инвестирующих в Порт», или ОБИП.

Совет директоров ОБИП возглавил широко известный Илья Ильич Трабер, который, по сведениям авторитетных источников, являлся ставленником лидера так называемой тамбовской ОПГ Барсукова-Кумарина, пребывающего ныне в местах не столь отдалённых («Ночного губернатора» этапируют в Петербург, или Какие тайны поведает следствию Барсуков (Кумарин)?»).

В том же 1997 году питерские власти приняли сомнительное во всех отношениях решение о передаче Морского порта Санкт-Петербурга под управление недавно созданного ОБИП, фактическим владельцем которого являлась система упомянутых зарубежных офшоров, контролируемых Виталием Южилиным и его партнёрами, которые также поспешили войти в Совет директоров ОБИП.

К примеру, партнёр Южилина, Андрей Кобзарь, стал миноритарным акционером ОБИП с долей в 15 процентов. Любопытно, что Андрей Юрьевич по известной, вероятно, только ему причине предпочитает проживать в странах Центральной Европы, а не в России.

В скобках заметим, что решение питерских властей о передаче порта под контроль ОБИП никогда не поздно перепроверить компетентным органам, и при выявлении нарушений пересмотреть в пользу государства и народа.

Аппетиты растут…

Но, судя по всему, этого нашим героям показалось мало, и в результате лихтенштейнский офшор «NASDOR Incorporated» в середине 1997 года учредил кипрскую компанию «North East Baltic Co. Limited», которая стала владельцем контрольного пакета акций компании «Первый контейнерный терминал», контролировавшей сферу контейнерных перевозок и являвшейся соучредителем Морского порта Санкт-Петербурга.

Кстати, именно на базе контейнерного терминала возникла солидная фирма «Национальная Контейнерная Компания», в состав которой также вошли «Балтийский контейнерный терминал» в Усть-Луге, «Владивостокский контейнерный терминал», «Новороссийское узловое транспортно-экспедиционное предприятие», «Каспийский контейнерный терминал», а также офшорные компании Британии «P&Q Ports» и Кипра «Railfleet Holdings Limited», которые также контролировали ещё и «Восточную стивидорную компанию» в дальневосточном городе Находка.

Главным управленцем этого обширного хозяйства была назначена близкая подруга семьи и деловой партнёр Виталия Южилина Алёна Игумнова (Ашуркова), она же - бывшая супруга главного финансового директора «Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального» Владимира Ашуркова, который и сам ранее являлся Президентом «Национальной Контейнерной Компании» (Политический блок «Морской порт Санкт-Петербург»: «Мы объединяем коммунистов, единороссов и даже политических беженцев!»).

Напомним, что именно в контейнерном порту Санкт-Петербурга возник канал промышленной контрабанды кокаина с использованием рефрижераторных контейнеров, перевозящих фрукты и овощи из Эквадора, Колумбии и иных стран Южной и Центральной Америки.

По сведениям наших источников в правоохранительных органах Санкт-Петербурга, именно этот канал контролируется представителями национальных преступных сообществ Закавказья, которые в свою очередь опираются на поддержку высокопоставленных федеральных чиновников и их родственников, занимающих ответственные государственные посты в Москве.

Резонным является вопрос о взаимосвязи новоиспеченных предпринимателей-портовиков с представителями государственных органов, без участия которых развитие столь громоздкого бизнеса было бы невозможным.

Так, по сведениям наших источников в Северо-Западном Таможенном Управлении, поддержку в решении текущих вопросов Виталию Южилину оказывал его близкий знакомый Василий Ермолин, пришедший на госслужбу из бизнеса, и вскоре странным образом оказавшийся на должности советника директора Федеральной таможенной службы России.

Песков опровергает тамбовский след в Монако.

Особое внимание следует уделить нефтяному терминалу питерского порта, где также был обнаружен очередной след лихтенштейнских офшоров, в последствии послуживший основой для международного антикоррупционного скандала, следы которого вели напрямую в Кремль.

Так, в 1999 году полицией Монако было начато расследование по факту отмывания преступных доходов лицами, причастными к деятельности тамбовской ОПГ и связанными с коррупцией в высших эшелонах власти.

В процессе полицейского расследования в поле зрения силовых структур попал неприметный лихтенштейнский адрес: Аuring 52, 9490 Vaduz, по которому числилась известная нам «NASDOR Incorporated», а также её близняшка - неприметная «United Jet Service Company Establishment Ltd» - находившаяся под контролем офшора из Монако «Sotrama».

Владельцем «United Jet Service Company Establishment Ltd» оказался ныне покойный Дмитрий Скигин, он же - совладелец «Петербургского нефтяного терминала» и бизнес-партнёр Виталия Южилина по ОБИП.

Любопытное совпадение по адресам и связям, не правда ли?

Полицейское расследование в 2011 году привело к тому, что западная и российская пресса выдвигали абсурдные обвинения в адрес Владимира Путина, занимавшего тогда пост премьер-министра России, о его возможном участии в схеме отмывания преступных доходов за вознаграждение в размере 4 процентов от оборота, что в итоге вынужден был официально опровергать пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков.

Кто придумал название «Криминальная столица России»?

В период с лета 1997 года по май 2003-го произошла серия жестоких убийств и вооружённых нападений на представителей городской администрации Санкт-Петербурга, администрации морского порта и различных бизнес-структур, которые пытались активно препятствовать интересам ОБИП.

Летом 1997 года угрозы расправы поступили в адрес депутата Госдумы Вячеслава Шевченко, который представлял интересы вице-губернатора Михаила Маневича на переговорах с дирекцией питерского морского порта по вопросу проведения финансового аудита в порту силами специалистов привлечённой мэрией Санкт-Петербурга британской страховой компании «Ллойд». ОБИП был крайне не заинтересован в допуске посторонних лиц к своей документации, в том числе и представителей официальных властей.

Сам Вячеслав Шевченко был убит на территории Кипра. Одним из подозреваемых в организации данного убийства являлся вышеупомянутый Владимир Барсуков (Кумарин).

В период с 1997 по 2003 годы по Питеру прокатилась череда резонансных убийств, в ходе которых погибли: вице-губернатор Маневич; руководитель компании «Северо-Западное пароходство» Хохлов вместе со своим заместителем Евстафьевым; директор «Северо-западного таможенного терминала» Кайданович и его совладелец Шатило; капитан морского порта Санкт-Петербурга Синельников и его помощник по безопасности Боев.

Когда будем делить наши деньги?!

После завершения процесса «силовой» приватизации в 2004 году наступил период реализации полученных активов.

К примеру, вновь избранным депутатом комитета по бюджету и налогам Госдумы РФ от партии «Единая Россия» Виталием Южилиным была произведена реализация активов Морского порта Санкт-Петербурга в пользу владельца «Новолипецкого металлургического комбината» Владимира Лисина. Официальная цена подобной операции, по данным компетентных источников, составила около 140 миллионов долларов.

Причём подготовительная часть сделки осуществлялась в лучших традициях детективного жанра.

Со стороны Лисина переговоры вёл его представитель - гражданин Латвии Александр Шенкман, руководитель «Независимой транспортной компании», а интересы Виталия Южилина представлял лично Илья Ильич Трабер. Самой продаже предшествовала серия из трёх аудитов в порту, которые провела компания Шенкмана, будущего председателя исполнительного комитета латвийского музыкального конкурса «Новая волна».

Напомним, что Владимир Лисин - тот самый бизнесмен, который развлекал участников Съезда российских промышленников и предпринимателей во главе с Президентом России анекдотом про изнасилованных трактористов и доярок.

Мавр сделал своё дело, мавр может уходить!

Судьба фирм, использовавшихся в данных схемах очевидна. ОБИП способствовал окончательному завершению процесса приватизации портового хозяйства Санкт-Петербурга, после чего был ликвидирован решением судебного арбитража в 2009 году. «First Quantum UK Limited» официально прекратила свою деятельность в 2013 году.

Компанию «Sotrama» после смерти Дмитрия Скигина возглавил его сын - Михаил Скигин. В результате разразившегося скандала было принято решение о смене названия и руководства, теперь это фирма CINPIT (по-французски это читается как «СенПит», что очень напоминает сокращение от названия «Санкт-Петербург»).

А вот современную историю прочих компаний и их офшорных хозяев, получивших своё развитие благодаря разделу активов Морского порта Санкт-Петербурга, читайте через неделю во второй части нашего материала. Будет интересно!